Перейти к разделу События

Архив 07.03

04-06.07.03
пятница - воскресенье
32-е Августа на XXX Грушинском фестивале.
ПОЗДРАВЛЯЕМ НАШИХ ПОБЕДИТЕЛЕЙ: Алексей Кудрявцев, Игорь и Марина Саркисовы - лауреаты, Александр Щербина и Адриан Крупчанский - дипломанты!

падают срочные SMS:

Jane #, 02.07, 19:33 - My na meste. Lager est, vse ok.
Jane #, 03.07, 00:12 - Otrulila kontzert: Ebulat, Sarkisovy, Nazarov-Aksim, ya, na zakusku - nekiy Volnov.
Jane #, 03.07, 00:14 - Ranee - ya, Ebulat, Sarkisovy - na Bakenah. Lager krut.
Jane #, 03.07, 01:17 - Narod sprashivaet pro Gorodilu i vovsyu na nego obizhaetsya.
Jane #, 03.07, 13:52 - Stroim bolshuyu scenu. Vchera rabotali s maloy.
Jane #, 03.07, 13:56 - Segodnya v 19:00 po Samare budet 30 min 32-go na 1 estrade.
Jane #, 03.07, 22:07 - AA i ya peli na Bakene. Ebulat - na mestnom TV. U nas est bolshaya scena, kontzerty na ney so zvukom.
Jane #, 03.07, 22:09 - V subbotu hotim sdelat Shlyapu, kontzert pamyati.
Jane #, 04.07, 03:27 - Proshel kontzert u nas na bolshoy scene - AA, Sarkisovy, Kigel, Shehtman, Ebulat, ya, Sneg+ Krup, ya+Sneg, Kudrya...
Jane #, 05.07, 12:27 - Segodnya v tri - Shlyapa, v 7 - Veshalka, v 10 - kontzert pamyati.
Chuju #, 05.07, 18:43 - Grushinskie novosti - Sarkisovy i Kudryavtzev - laureaty, AA - diplomanty.
Jane #, 05.07, 19:51 - Kudrya, Sarkisovy - laureaty, Scherbina-Krupchanskiy - diplomanty. Proshla Shlyapa i Veshalka.
Chuju #, 05.07, 23:23 - V lagere - kontzert vovsyu, anshlag. Scenu vynesli k doroge na Volgu.
Chuju #, 06.07, 03.09 - Poka menyayut benzin v generatore, Bil zazhigaet na scene akapella.
Chuju #, 06.07, 03.51 - Scena 32-go prodolzhaet svoyu rabotu, i dazhe zriteley ne ubavlyaetsya.

Барсук сообщает:

Во - первых: мы доехали. Живые.
Во - вторых: было СУПЕР!!!!!!

Теперь подробнее:
Дорога туда:
Пока по всему юго-востоку Москвы собрали все барахло и людей, пока прорвались через все пробки - пересекли МКАД в среду, в 19-15 ( вместо 16-00:).
Состав: я, Эльф, Кудрявцев, Андрей (Лехин басист). И барахло... барахла, по ощущениям - килограмм 300-350, не меньше. На такой загруженной машине я еще никогда не ездил, поначалу тяжело... Примерно в 300 километрах - тормоза накрываются медным тазом, чинимся... как только починили тормоза - летят габариты и подсветка приборов... со мной начинается легкая истерика, Кудрявцев меня успокаивает, пока Эльф и Андрюха чинят электричество... хорошо иметь с собой в машине Эльфа с тестером :)) если бы не ребята и аппаратура, то я уже на этом месте решил бы, что не судьба и поехал бы домой...
Оставшиеся 700 с небольшим верст пролетают на одном дыхании: без сна, без тормозов, гаишники не берут с нас денег даже за обгон по встречной и проезд закрытой плотины...
При въезде на поляну пару часов бодаемся с таможней - нам должны были сделать служебный пропуск - но его нету :((... Приходит Соколов с ребятами, приносит деньги - УРА! Мы на месте!!!!

Там:
Дальше начинаются чудеса - после бессонной дороги я думал, что упаду раньше чем палатку поставлю; ничего подобного - было так классно, что я протусовался до ночи как огурчик (зеленый и в пупырышках). Наша сцена - самая классная сцена среди всех прочих сцен!! Наш звук - самый звучный (конечно - Эльфа-то звали на гору работать, а он у нас был :-) А наши ребята - уж точно самые зажигательные на всем фестивале.
Про концерты пусть раскажут другие, мне только хочется отметить героизм Эльфа, который их все пультил и потрясающий, мощнейший конферанс Била. Теперь пару слов про организацию лагеря:
Героический героизм супругов Соколовых! С грудным младенцем тянуть на себе лагерь, сцену, продукты и все-все-все... при том, что народу было не намного меньше, чем в прошлый раз, при том, что было больше народу незнакомого... Супербизоны.
Охрана в этом году была как-то спокойнее, не так сильно давила прохожих, спасибо Лешке Новикову и Диме Лаврову за их бессонные ночи.
С кормлением было не ровно. Леха Евдокимов, где ты был??? Нам так тебя не хватало :( из-за длительного отсутствия кого-нибудь в роли главного повара временами еды не хватало, не всегда помнили о "травоядных", ну и конечно того разнообразия разносолов, что выдавал Леха... да что там, не хлебом единым...
Анекдот: Бил, на минуту оторвавшись от ведения концерта, забегает на кухню и просит положить салата. Три девочки хором, внимательно глядя на бэджик: "Салат только для... бардов!!!!!!"

Если на следующий год мы туда едем, то быт надо продумывать более тщательно и заранее...

Дорога взад:
В последний момент Кудрявцев ехать не захотел, впрочем он к тому моменту так наотмечался, что сменный водитель из него был бы... Выручил мой коллега Денис Ширяев. 300 рублей на плотине, 1050 км, и мы с поляны Грушинского переносимся на поляну 2К.
"Они были чужими на этом празднике жизни..." (с)
Эльф тут же убежал с кем-то тусоваться, Шехтман собрала вокруг себя кружок людей, и стала им рассказывать, как на Груше ужасно и отвратительно... Мы с Денисом, охреневающие от бессонницы и рулежки, разгрузили эльфячье барахло и уехали, напоследок посмотрев, как второканальцы садятся кушать...

Итого:
Спасибо всем, кто организовал лагерь 3208! Соколовым, Новикову, Лаврову, Боре Богданову из Волгограда (вместе с женой в конце взявшийся за командование кулинарией), тем, кто готовил и мыл посуду, тем, кто по ночам гулял с фонарями и рациями.
Спасибо сортиростроителям. Маталинское "НЕ СРАТЬ!!!", разносившееся над поляной и перекрывавшее сцену..
Спасибо сценостроителям, спасибо Кудрявцеву и Денису Ширяеву, которые помогли привезти аппарат, спасибо Эльфу, спасибо Билу, спасибо всем, кто пел с этой самой сцены!!!
Поздравления: Кудрявцеву, Маталину, Бушуеву, Саркисову и Марине, Адриану и Александру - THE BEST!!!!
Было супер! Мы круче всех! Кто не смог приехать - сочувствую, жаль.
Кто мог, но не поехал - сами дураки!!!!

А еще были ночные купания, и конкурс лесбийских песен, и... все не упомнишь, ребята, дополняйте...

Александр Щербина сообщает
(в гостевой сайта):


...Площадок для выступлений в этом году для 32-го было предостаточно, так что, к сожалению, приходилось даже от чего-то отказываться (Летучий Голландец, Зазеркалье). Просто не хватало людей. В том числе и на шляпу, хотя последняя всё равно удалась и прозвучала достойно). Да и наша площадка стала настоящей альтернотивно-самостоятельной, да ещё и полностью автономной сценой, перед которой каждый вечер собиралось народу куда больше, чем перед той же первой эстрадой. И мЕста, и внимания при этом хватало всем - и зажигательным роллам, и бардовской лирике. И выступающие гости приходили охотно и с удовольствием. Отдельное спасибо строителям сцены, эльфийскому звуку и Билу, который с субботы на воскресенье (в т.ч. во время Горы) организовал и провёл восьмичасовой концертный нон-стоп, удерживая всё это время перед сценой аудиторию на уровне от "заполненный зал" до "откровенный переаншлаг". Так что для полного и правильного счастья очень и очень не хватало остальных ребят. Честное слово, все ваши опасения оказались абсолютно напрасными. Вам (и нам) было бы хорошо (и гордо) вместе. И естественно, никаких Титомиров и Стрелок на Груше не было и в помине. Даже Шевчук (если был) и Грассмейстер (точно был) в этом году как-то прошли мимо нас. Мы их так и не услышали. Вообще, есть о чём поговорить и есть мысли, как в следующем году (если будет желание) всё репертуарно организовать, чтобы задействовать и сцену, и 32-х, и гостей по максимуму и по полной программе.

Юрий Ельский и Наталья Соколова сообщают:
http://www.papa-razzi.ru


Соколова:

В начале июня мне пришла в голову замечательная идея: а что бы нам не съездить на Грушу? Конечно, принять такое решение самостоятельно я не могу, а Сашка спит. Решила посоветоваться с Осокиной, Биличенками и Ельским.
Осокина первым делом спросила, насколько хорошо мы вчера посидели.... На мои отмазы, что я не пью, и вообще я примерная кормящая мать она не реагировала.
Биличенка логично сообщила, что если мне на даче неудобно, то на Груше, конечно, будут созданы все условия для деточки. Но ведь на дачу я сама не хотела ехать!!! Хреново мне там. А на Груше будет хорошо, а где хорошо мне, там хорошо и ребёнку, я считаю. Главное, чтоб ребёнок со мной согласился.
Один только Ельский сразу обрадовался, и сказал, что это отличная идея. Я уже хотела было передумать, из свойственного мне чувства противоречия, и начала задавать вопросы на тему сложностей с доставкой в лагерь воды, а Юрка возьми да скажи: "Ерунда, воду принесём", что я тут же радостно поставила в его обязанности и на этом успокоилась. ( Кстати, забегая вперёд, сообщу, что делать этого ему не пришлось, мы бессовестно пользовались служебным положением и общественной водой).
Но была б я плохой матерью, если бы не спросила совета профессионала. Отловив в чате 32-го Игоря Саркисова, у которого, как известно, трое детей, по моему скромному мнению совершенно очаровательных и замечательно воспитанных, (младшей на тот момент только стукнуло 2 месяца) я тут же пристала к нему с просьбой отговорить меня от этой дурацкой затеи. В результате длительной беседы с огромным количеством аргументов и контраргументов с обеих сторон, Игорь с семьёй решили ехать с нами. Ну и конечно я тут же побежала собирать вещи, несмотря на то, что до отъезда ещё почти месяц...
Проснувшийся муж посмотрел на меня мутным взором и пробурчал что-то типа: "ну если ты уже что-то для себя решила, то и какой смысл обсуждать эту тему. Надо только перед отъездом амортизаторы поменять - у нас есть деньги?"

Понятное дело, что для моей затеи мне был просто необходим обустроенный лагерь. Доверить такое ответственное дело я не могла никому. Пришлось заниматься самим. В вопросе организации и подготовки очень помогли Женя Маталин, Юра Ельский и Адриан Крупчанский. Когда потребовалась твердая женская рука, её приложила Джейн, за что и ей огромное спасибо.
Наконец, убедив Лёшу Новикова в том, что без него нам и Груша не Груша (уж очень нужна была хорошая компания в дорогу), и, подобрав по пути семейство Саркисовых, мы тронулись в путь.
Понятное дело, что с 4 детьми, двое из которых груднички, дорога лёгкой не будет. Добрались мы только к вечеру, еле живые, но полные уверенности в завтрашнем дне.
Благо, территорию нашей стоянки грудью защищали Львёнок с Татьяной Вихаревой, и нам не пришлось на ночь глядя объяснять все желающим воткнуть свои палатки, что это наша территория. Ребята, спасибо за захват и оборону! Будучи не в силах даже выпить за знакомство завалились спать.


ДЕНЬ ПЕРВЫЙ, среда

Утро началось с голоса Ельского.... Обрадовавшись, что мы не одни, и есть кому тянуть волчатник и рыть сортир мы, наконец, сочли возможным проснуться. На территории уже появились новые палатки - приехала делегация с Айши. Маталин сразу же отправился рыть сортир, по завершении чего общественность решила, что это удаётся ему почти настолько же хорошо, как игра на гитаре. Яма была глубиной метра полтора, и такой же ширины, к сожалению.... Посмеявшись на тему того, для кого он это рыл, вся тусовка отправилась осуществлять неосуществимое, а именно строить сцену. Подтянулись Казаковы с общественным добром, и работа закипела. К тому моменту уже подъехали Наташа Сафонова с Мишей Шабалиным и Стас Жилук с сестрой Машей. Только благодаря им у нас не было проблем с водой, дровами и питанием.

Ельский:

Да уж... рожи у них были из серии " На фига мы сюда приехали...".

Основательно оторвавшись на теплоходе Казань - Тольятти, в состоянии непрекращающегося уже 4 дня похмелья мы, в составе делегации (Я, Булат, Лавров, Маша маленькая, Маталин, Бардин, Джейн, Кузнецов, Аксим с сыном Даниилом) вывалились в Тольятти и тут же, арендовав микроавтобус, уехали в Жиг. Море. Там сев на электричку, заранее закупившись сигаретами и алкоголем, отбыли на Грушу, где собственно и разбудили громкими и похмельными голосами чету Соколовых, Новикова, Львенка с Татьяной. Практически весь первый день прошел в обустройстве лагеря. Через два часа натягивания волчатника вокруг лагеря (спасибо помогавшей Джейн) я был готов уже проклясть все - никогда не думал что это настолько физически тяжелая работа... (кстати в след. году строительного маркера надо будет взять не 200 м., а минимум 800). Повесили тент, наметили место для сцены, закупили дрова. Я даже успел сколотить раму под доски для сцены.
Далее были - концерт на Бакене бардов, концерт в лагере 32.08. без озвучки и концерт на Кольском бугорке. И естественно - водка, пиво... со всеми же давно не виделись :)
Кстати на будущее всем: если менты вас тормозят и просят предъявить рюкзак для досмотра - надо соглашаться и устало отвечать, что водки нет, т.к. все равно здесь купить можно - отпускают сразу.


ДЕНЬ ВТОРОЙ, четверг

Соколова:

У меня он начался ещё ночью. Пробудились мы от возвращения Ельского с Кольского бугорка. Что-то они там отмечали, наверное, или просто давно не виделись, но знающие люди утверждали, что если Ельский поёт а капелла - то это край...
Короче, на нашем костре, в 10 метрах от нашего дома 7х8 (спасибо Паше Зеленцову за предоставленный ангар) трио в составе Ельский-Маталин-Новиков жалобно завывали на 3 голоса песню про "только мы с конём по полю идём", (мы идем и чупа-чупсы жуем (прим. редакции)), отчаянно фальшивя, но считая себя неимоверно крутыми (ох, если б я могла выпить хоть 100 грамм - точно бы вылезла из палатки, уж очень им женского подвывания не хватало).

Ельский:

Надо отметить, что наше трио было дополнено еще такими известными персонажами как Дух и Львенок, участие которых заключалось в наливании спиртных напитков певцам и поддержания всеобщей атмосферы радости и раздела с нами желания поделиться этой радостью с окружающими. Судя по тому, что за наше пение в 6 утра нам не набили физиономии, радость была действительно всеобщей :)

Соколова:

Четверг ознаменовался приездом некоторых 32-х, и мы уже смело могли предъявлять Таню Шехтман, когда нас спрашивали, кто из 32-х приехал. К вечеру дождались и Барсука, который таки умудрился запихать в свой джип Эльфа с аппаратурой, остатки "проекта АК" в лице Кудрявцева и Бушуева, 2 гитары и все их шмотники. До сих пор не пойму - как ему это удалось, просто какой-то мастер утрамбовывания...
Так же на счастье начальника охраны - Леши Новикова, появились люди, добровольно согласившиеся охранять всю эту хлабуду - Паша Хоббот и Андрей Сова из Казани. Ещё очень порадовал Андрей Семёнов, который привёз 158 миллионов плакатов, рекламирующих Карповскую книгу, весом много килограмм, непонятно кому и непонятно зачем. Мы их долго перекладывали из угла в угол, развешивали на столбах, пытались продавать за деньги, но всё равно осталась куча, и мы не нашли ничего лучше, как отправить их с Казаковыми в Москву, что интересно, опять же через Казань (на фига тащили?).
Ввечеру, выставив свежепривезённый аппарат, начали концерт. На радость Ельскому, придумавшему идею со сценой, люди начали сползаться и оставаться. Праздник продолжался до утра, соседи охраняли свои палатки от падающих на них зрителей, дорога на Волгу была практически перекрыта, на поляне столпотворение...
Сразу возникла мысль подвинуть соседей, подвинуть дорогу на Волгу, подвинуть овраг, подвинуть ещё что-нибудь, а то места мало и люди не могут разместиться с комфортом.
Периодически спускающийся к сцене Новиков с ужасом думал, что бы было, если б мы попытались провернуть всё то же на костре, крестился 8 раз левой пяткой, что этого не произошло, и убегал обратно на свой пост № 1.

Ельский:

Да уж... в четверг зажгли, ... собственно как и на всей Груше. Идея со сценой, несмотря на большие сомнения многих, с кем я этой идеей делился, себя оправдала полностью - от зрителей действительно яблоку некуда было упасть. Звук удался - спасибо Эльфу и Барсуку. Сцена было хоть и маленькая, но зато настоящая и с большим зрительным залом (спасибо Соколову, Лаврову, Новикову, Львенку и тем, кого забыл, сорри). Выступать на ней было истинным удовольствием - энергообмен с залом был абсолютно полным. Видеть, как в ночной темноте под твои песни колыхаются огоньки фонариков и зажигалок очень приятно. В четверг выступали: Татьяна Шехтман, Мария Кигель, Евгения Калина, Виктор Назаров и Артур Аксим, Адриан и Александр с басистом по имени Лев Кузнецов, Марина и Игорь Саркисовы, Мария Булат и Юрий Ельский с гитаристом Артуром Аксимом и Проект АК.

Ага! Чуть не забыл, в четверг мы с Булат успешно прошли прослушивание первого тура, и вышли во второй. Днем у нас и Аксима-Назарова был часовой концерт на первой эстраде, после которого нас хватает некая Наташа с Самарского ТВ и с воплями "Срочно в Самару на прямой эфир!!!" буквально пинками гонит нас (Булат, Ельский, Аксим, Назаров) и Козловского в микроавтобус. По пути Андрей линяет... и в автобусе мы оказываемся в теплой компании Луферова, А. Иванова из Калининграда, Анвара Исмагилова и Сергея Татаринова. Оказывается, что мы должны участвовать в некой передаче посвященной финансовым взаимоотношениям Грушинского клуба и самарской администрации. Услышав это, мы пытаемся вылезти из автобуса с воплями о том, что мы не политики, а музыканты и все эти расклады нас мало волнуют, но под прессингом старших товарищей и, купившись на их призывы выпить водки по пути, сдались и поехали. На ТВ было весело. Я лично в прямом эфире сказанул о том, что писать на Груше в туалете за 10 руб. мне не нравится и, посредством этого, приобрел восторженных поклонниц в лице продавщиц магазина, в который мы заехали на обратном пути за водкой. :)
После этого у нас был концерт на Бакене Бардов после АА, и вечерний концерт у нас на сцене (его я уже описал), после чего мы с Булат и Аксимом отправились петь на открытии Кольского бугорка.
Совсем забыл: в четверг мы с Машей в 12 ночи еще и на второй эстраде пели... вообщем денек выдался напряженный.


ДЕНЬ ТРЕТИЙ, пятница:

Соколова:

Мы, в основном, занимались бытом.... Не самое простое занятие - накормить лагерь из 70 человек. С этим могли справиться только Леша Евдокимов и Макс "Чудо". Но ни того, ни другого у нас не было.... Зато были Наташа с Машей, Боря Богданов с супругой и девочки из Казани (спасибо Мише Кузьмину, что привёз - очень они нам помогли). Конечно, не обошлось без приключений, упомянутых Барсуком ("салат только для бардов"), но тут наша ошибка - слова "Бард" в этом году не было ни на одном бейджике. Нам больше нравилось - "музыкант".

Ельский:

Что гораздо лучше звучит в сфере нынешнего положения дел на Груше :)

Соколова:

Наконец - то приехали долгожданные Биличенки, и сразу всем стало легче - мне в уходе за ребёнком и общении (никто кроме Наташки не догадался залезть ко мне в палатку просто так поболтать), а всем остальным в планировании концертов. Бил взял на себя ведение концертов добровольно и сразу. Больше семья его не видела. %( Жаль, конечно, отдавать члена семьи на растерзание, но искусство требует жертв. Предлагаю назначить Серёгу ежегодным конферансье сцены №32.
Целый день проводилось прослушивание, частично новые знакомые успели выступить в пятничном дневном концерте, частично были отправлены на завтра. А Городницкий на прослушивание так и не пришёл почему-то...
Ещё в пятницу мы узнали, что 5 групп "наших", заявившихся в конкурс (Булат-Ельский, Аксим - Назаров, Саркисовы, Адриан и Александр, и "проект АК") прошли в финал, который должен был состояться в субботу в 10 утра - по моему мнению, просто издевательство будить людей в такую рань.... Кстати, никто не проспал!!! Но об этом позже...
Продолжение следует...

Ельский:

Очень интересное ощущение - еще после прошлой груши, мы с Машей Булат решили, что на следующей Груше мы работаем в полный рост и играем-поем везде, где только можно. В этом году у нас это наконец-то получилось - отметились по нескольку раз практически на всех сценах фестиваля. Но вот что интересно - оказалось это очень тяжелым занятием - по 5 концертов в день в 30 градусную жару - и к 10 вечера ты уже валишься с ног. Так что если наша поездка началась в Казани с употребления алкоголя от радости встречи с друзьями, то ко второй половине Груши мы пили алкоголь просто как некий транквилизатор, помогающий просто не свалиться спать в ненужный момент. Но до утра мы уже зажигать не могли. Большое спасибо всем кто обеспечивал лагерь по хозяйству и занимался сценой, что мы (да и остальные музыканты), в отличие от прошлого года, были избавлены от необходимости что-то делать по хозяйству. Если бы пришлось заниматься еще и этим, то вряд ли бы мы потянули...СПАСИБО!!!


ДЕНЬ ЧЕТВЕРТЫЙ, суббота

Ельский:

Суббота дисциплинированно началась в 9 утра. Я после ночных загулов и купаний проснулся с совершенно больным горлом...это перед третьим-то туром! Спас недопитый Лавровым коньяк. Сам же Лавров после ночного дежурства по лагерю был надежурившийся вдрызг, и его хватило только на то, что бы разбудить нас с Булат, Аксима с Назаровым, АА и Проект АК. Мы одевались, чистили зубы, пытались завтракать.... Лавров стоял добрым ангелом, на все это умиленно смотрел и видимо втихаря мечтал о том, что мы все, наконец, ускачем на концерт, а он ляжет спать :)

Третий тур естественно начался с опозданием часа на полтора... жеребьевка поставила нас с Булат на 10 место, Кудрявцева сотоварищи на двадцатое, а АА на двадцать пятое... где были Саркисовы - ей богу не помню...

На 6 выступающем вдруг исчез звук - перестало быть слышно гитары и еле-еле голос... по слухам господин Городницкий пожаловался на головную боль и звук прибрали..... пусть теперь вот Городницкий придет на прослушивание к Биличенко! :)
Наше выступление ознаменовалось начавшимся проливным дождем и тем, что посередине песни, видимо, звукач одумался и стал крутить ручки в сторону улучшения звука... в общем, после такого, о каких-то пряниках мечтать просто не имело смысла... оставалось болеть за наших.

После этого были еще какие то концерты на эстрадах - всего не упомнить. Вечером в 21-00 на сцене 32.08 начался концерт памяти Карпова. Все пели по 2 песни. Концерт, на мой взгляд, получился скомканным, неподготовленным и т.д. Надо будет в следующем году все сделать более... по-другому что ли...
Зато уж ночью концерт на нашей сцене удался на славу - это было настоящее зажигалово,... под нас с Машей даже танцевали,... народу было не протолкнуться - переаншлаг. Самый лучший концерт на сцене 32.08 за всю Грушу.

Незадолго до этого пришло известие о лауреатстве Кудрявцева с компанией и Саркисовых, дипломантстве Щербины. Не постесняюсь этого - завидно, безусловно,... но зависть белая :) и радость за друзей.

Соколова:

Для нас утро началось значительно позже. Надо было успеть приготовить завтрак, позавтракать, и успеть освободить костёр до 15-00 - времени начала "шляпы".
Все музыканты куда-то делись, наверное, отсыпались, у костра сидел только Ельский, который с недобрым лицом бурчал что-то о каких-то уродах, звукачах, городницких и нехороших людях. Осознав, что лучше ничего не спрашивать, я быстро скрылась с глаз долой.
Шляпа была, народу было много, о том, что и как лучше спросить у очевидцев - Шехтман, Джейн и Била. Лично я в это время поглощала в неимоверных количествах мороженое, принесённое с рынка добрым Новиковым. Выйти из лагеря раньше 7 вечера сама я была просто не в силах - жуткая жара. Посему просто восхищалась теми людьми, которые пришли к нашей сцене на "вешалку", которая началась сразу по окончании "шляпы".
В это время идёт Кудрявцев с пляжа, трезвый, в плавках, помахивая над головой собственными брюками в такт музыке, звучащей с нашей сцены. На сцену поднимается Бил и, привлекая к Лёшке всеобщее внимание, объявляет: "А теперь поздравим Алексея Кудрявцева - лауреата 30-го Грушинского фестиваля!!!" Немая сцена....
Героический Косарев привёз Пучко с Королёвой. Сильный человек. Приехать на Грушу на день - это явно жертва искусству :) Сразу по окончании вешалки на сцену вышла Пучка, которую и в лагере-то никто ещё не видел, зато она уже успела отметиться на многих фестивальных сценах. В результате "радио Пучко", народ после "вешалки" разойтись не смог, зато появилась масса новых зрителей, и можно было начинать концерт памяти.
Мы его практически не слышали - Сашка убежал на гору, фотографировать наших лауреатов, а я в одиночестве подобные мероприятия не выношу. Поговорили об этом с Барсуком, он рассказал, что на днях к нашему костру пришёл человек и спросил: "А Карпов-то приехал?" Телевизора что ли нет у людей....
Ночной концерт удался. Зрители разве что на деревьях не висели. Фонарь и Духъ, посвечивая фонариками на диски "Проекта АК" с гордостью сообщали: "Лауреаты Грушинского фестиваля!!!" Биличенко со сцены объявлял, что на всей поляне работает только сцена №32, соседи выли, что у них спят дети, а круглосуточные концерты не входили в их планы... Видимо, молитвами соседей в генераторе кончился бензин...
Не давая зрителям заскучать, Бил стал петь а капелла. ... В ту же секунду на всех концах поляны стали зажигаться огоньки, получилось покруче, чем на той самой горе!!! Бензин заливали долго, Бил в свете фонариков все пел и пел - мы стали бояться за его голос. Пытались вытолкнуть на сцену стоявшую рядом Пучку, но она только отмахнулась. Щербина, сидевший за сценой, наблюдал за происходящим с нескрываемым интересом, но на сцену тоже почему-то не пошёл.
Наконец, бензин долили, и праздник продолжился. Помню, что была дискотека под Булат-Ельского, помню кучу восторженных фанаток АА, девушку, пришедшую с Кожекиным и мирно спавшую прямо на тропе, пока Вовка зажигал на сцене, помню "лысый, соло давай!", обращённое к Маталину из толпы, а вообще частности уже почти забылись, осталось только ощущение всеобщего праздника и натурального отрыва :)
Спать расползались уже с утра под "радио Пучко" со сцены и Кудрявцева "без ансамбля" у костра.


ДЕНЬ ПЯТЫЙ, воскресенье

Ельский:

Утро ознаменовалось тем, что уже никуда не надо было торопиться... концертов в тот день у нас было уже немного - на нашей сцене, по - моему, на первой эстраде и еще где-то. От предложенных 30 минут на "Пеньках" мы просто отказались - сил уже не было...
Вечером предавались оттягу на Волге с надувным матрасом...

Соколова:

Народ начал потихоньку разъезжаться, оставляя на доске объявлений адреса, телефоны и проч.....
Становилось всё грустнее и грустнее, но концерты никто не отменял! На костре появилась очаровательная девушка по имени Хельга, которая играла на всяких ирландских дудках вместе с Сергеем Назиным. Ельский взял его гитару попробовать, Хельга стала дуть в свои дудки, а Бил по ходу сочинил текст из серии "что вижу, о том и пою". Любопытнейшее представление вышло. Жаль, никто не записал.... Потом долго выясняли, кто с кем и когда идёт купаться, все зависели от вечернего концерта, который продолжался до 12, а затем, под покровом ночи, все имеющиеся в наличии мужики грузили в Барсука аппаратуру. Последняя ночь получилась уютной. Кудрявцев, попев на костре песен, удалился в ночь, а самые крепкие сидели до утра, попивая глинтвейн, приготовленный заботливым Борей Богдановым, и пели тихие и красивые песни...


ДЕНЬ ШЕСТОЙ, понедельник

Ельский:

С утра, встав, собравшись и не успев на утреннюю электричку, мы смотали часть волчатника и в составе Я, Булат с дочерью, Лавров, Джейн, Биличенки на маршрутке уехали в Тольятти, избежав подъема в гору. На будущее всем, кто захочет поступить так же - удовольствие это не из дешевых - 100 руб. с носа (700 руб. машина) и впритык к поезду выезжать не стоит т.к. на выезде на трассу достаточно серьезные пробки.

В Тольятти, поев в привокзальном баре и закупившись в магазине, сели в поезд и договорившись о встрече в Сызрани, завалились спать... какое блаженство спать на чистых простынях! :)

В Сызрани купили копченых сомов, дождались прихода Биличенок, Джейн и Кузнецова сели есть окрошку, сменили стол на сомов и пиво, а вот уже после Рузаевки стали отмечать наступивший ДР Биличенко. Так и доехали...

Соколова:

Утро началось с суматошных сборов. Кто-то уже проспал автобус и думал, каким боком теперь отсюда выбираться, кто-то торопился на поезд, мы хотели побыстрее загрузить машину и понять, как мы со всем этим будем взлетать. Постаравшись по максимуму помочь Львёнку и Свету со сборами общественного снаряжения и закрытием стоянки, мы всё-таки запихали всё добро в машину (благо, в понедельник уже можно заехать на машине прямо в лес) и стартанули в сторону дома. По дороге поприключались на Тольяттинской дамбе, попробовали сунуться на паром, на чём потеряли массу времени и сил, попали в ураган, но в результате, к обеду вторника, добрались домой уставшие, но удовлетворённые :)


ВЫВОД:

Несмотря ни на что - Груша состоялась, и состоялась просто на УРА.
Идея со сценой оказалась оправданной. Страхи и сомнения были напрасны.
В следующем году сцену надо строить больше, выше и громче. И плевать на всех.
Площадку у сцены надо расчищать от лагерей, на что нужны квартирьеры с бойцовыми качествами :)
Нужен деревянный сортир с замком. Серёжа (лесник) даст, но, похоже, за деньги.
Ключевые посты в лагере (комендант, нач. охраны, повар (если будет), звукооператор, водитель) должны быть вознаграждены оплатой дороги.
Орг. взнос за проживание в лагере должен быть поднят минимум в 2 раза. Все люди, регистрирующиеся на сайте, должны быть предупреждены о том, что если они не знали, не видели, не читали - это их проблемы. Может быть, выделить сумму оргвзноса крупным шрифтом. Иначе свою сцену не потянуть. Не надо этого бояться, по агентурным данным в этом году, крупных стоянок дешевле 400 рублей не было. Вполне можно пускать бесплатно на стоянку людей, готовых взвалить на себя львиную долю работ по лагерю (Хобот, Сова, Свет). Остальных стоит предупредить, что уплата оргвзноса не освобождает человека от работ по лагерю в случае, если он не несёт разумное, доброе, или хотя бы вечное. В этом году люди, зарегистрировавшиеся на сайте, считали, что мы барыжим местами на охраняемой стоянке...
Продумать возможность рекламы на заднике сцены - тогда можно будет практически не заморачиваться на оплату накл. расходов. Это может вызвать проблемы со стороны оргкомитета Груши. В этом году заготовленной отмазкой была фраза о том, что сцена не преследует коммерческих выгод. Но как было бы здорово рекламой отбить львиную долю расходов...
Помимо коменданта в лагере обязательно должен быть завхоз.
Обязательно присутствие толкового юриста во время субботнего концерта параллельно с концертом на горе. В этот раз проблем не было - но чем больше, и громче, и интереснее сцена - тем более их вероятность.


БОЛЬШОЕ СПАСИБО:

Коменданту лагеря - Александру Соколову;
Начальникам охраны - Алексею Новикову и Дмитрию Лаврову;
Хорошему и душевному человеку, делавшему все, что надо - Львенку Тимке (С.Гросс);
Замечательно и вкусно готовящим - Маше из Питера, Борису Богданову с супругой Олей, Наташе Сафоновой, Снежане Князевой, Наташе Биличенко , Асе из Казани, Ане из Казани, Ане из Казани (второй), Кате из Казани, Тане Вихаревой, Наташе Даниловой, Ольге Гаврилиной;
Супер конферансье - Сергею Биличенко и Евгении Калине;
За готовность помочь - Маузеру;
За доставку - Барсуку (С. Косачев), Славе Косареву, Диане и Славе и Казаковым;
За супер звук - Эльфу;
За песни - Александру Щербине с Адрианом Крупчанским и Лёвой Кузнецовым, Алексею Кудрявцеву, Евгению Маталину и Андрею Бушуеву, Игорю и Марине Саркисовым, Юрию Ельскому с Марией Булат, Артуру Аксиму с Виктором Назаровым, Евгении Калине, Сергею Биличенко, Марии Кигель, Татьяне Шехтман, Татьяне Пучко и Татьяне Королевой;
За охрану и прочие заморочки - Хоботу, Сове, Свету (А. Мичкин);
Просто за все - Наталье Соколовой, Алексею Буданову, Михаилу Шабалину, Стасу Жилуку, Фонарю (С. Голубеву) Стасу Збарасскому.

За хорошую компанию, веселое и ненапряжное времяпровождение - всем, кто стоял в лагере.
Личное спасибо всем от Ельского, Маталина и Новикова - за то, что не побили за пение дурными голосами в 7 утра


ВСЕМ СПАСИБО И ДО СЛЕДУЮЩЕЙ ГРУШИ!!!

http://www.papa-razzi.ru

Фотографии события -
от Паши Зеленцова
http://www.papa-razzi.ru/paparazzi/foto/gallery.php?gal=5

11-13.07.03
пятница - воскресенье
32-е Августа на фестивале Второго канала авторской песни под Серпуховым. Своя сцена, Шляпа и аудитория. Скандал по поводу позиционирования сцены. Все клянутся, что отныне политика любой сцены 32 будет решаться коллегиально за неделю.

Игорь Белый сообщает:
На фестивале я был большую часть времени несколько не в себе, прошу прощения у тех, кто это наблюдал. Из запомнившихся моментов: весьма профессиональный и добротный конферанс гостевого концерта сцены 32 в исполнении На(та)шки Воронцовой из Нска.
Мокрый тент 32 - у Данилы в гараже, две пустые газолампы - у Хейн.

Фотографии события - здесь:
от Ромы Шефа - http://www.ronet.ru/photo/gallery.php?gal=20

от Сании Мамлеевой - http://saniya-m.narod.ru/2kanal/photo2k_03.html

16.07.03
среда
Концерт Татьяны Пучко с компанией в парке.

18-20.07.03
пятница - воскресенье
32-е Августа на фестивале "Горные Вершины" в Домбае. Королева, Авилов, Макеева, Шехтман с дочкой и Эльф едут на поезде до Черкесска, Белый летит на самолете до Минвод. Вообще еще должен был лететь и Городецкий, но у того случился очередной раздрай в жизни, и он, попытавшись несколько раз безуспешно устаканиться с билетами и перекладными, плюнул и уехал на Сростки за неделю на поезде.

Вышло так, что в этом году "Горные вершины" не стали приглашать "Третье ухо", как обычно. Чем-то им там они насолили. Чем именно - выяснить плохо получилось. То ли О'Шеннон им что-то не то спел, то ли Розанов намастерил кого-то не того. Все опрашиваемые, однако, сходились на том, что "ушастые" в основном сидели по своим номерам и мрачно бухали, не просыхая. Короче, с гор пришел запрос прислать им туда "нормальных" бардов. Запрос через третьи руки добрался до Петра Трубецкого, а тот, недолго думая, перевел стрелки на 32.

Белому названивала дама Лейла, расспрашивала про августовцев, Белый вдохновенно расписывал их исключительную гениальность и редкостную мастеровитость. Лейла ахала и хотела выписать всех, но сетовала на жадных спонсоров. Особо оговаривала, что смысл приглашения не столько в концертах, сколько в творческих мастерских. Белый сыпал примерами из жизни, вспоминал осчастливленных 32-й мудростью любителей, которые выросли в большие звезды...

Все, кроме Белого, в среду загрузились в поезд и на двое суток впали в подобие анабиоза. Им звенели комары и бесконечно перецепляли вагоны.

Пятница

Белый вывалился из самолета в Минводах в густую жару и сразу же был атакован толпой нездорово активных частников. "Куда ехат, толко скажи, мы туда-суда на руках донэсем!" Крепко помня напутственные инструкции Лейлы, Белый рвался на автобус. Частники крутили у виска и недоуменно отходили в тенек к специальным столикам продолжать партию в нарды. Позже выяснилось, что они-таки были правы. На машине с осознанной целью дорога из Минвод до Теберды длится 3 часа. На автобусе - пять с половиной. Автобус рассеянно мотается в Пятигорск (а это немалый крюк), а в Черкесске у него наступает расслабление водителя. К тому же в нем не открываются окна, и постоянно грохочут блатные песни для услаждения всеобщего слуха.

Но все же было красиво. От Пятигорска до Черкесска (на запад), затем поворот на юг, к Карачаевску и выше, в Теберду. Автобус принадлежал некоему ЗАО "АПСНЫ" (понятно, что это означает "Абхазия", но все равно символично - "АП - сны"), водителя звали не менее славно - Довыборов Б.Н. Пространство пути до Черкесска отличалось отдельно взятыми циклопическими горами. Земля ровная, мало-мало холмистая, и вдруг - фигак - на горизонте горища ни с того, ни с сего. Словно некие мистические покровители городов. Минводы, например, охраняет трогательная громадина, похожая на кабана с пятачком, но зовут ее Змейка. Раньше там змеи, говорят, ползали, но после того, как там начали ковырять карьеры, все смылись. Железноводск, скажем, окружают незамысловатые Железные горы и пятирогая Бештау - явное вместилище демонов. Что-то еще постоянно подпирало небо на разных сторонах горизонта, приглашая поклоняться и воскуривать жертвенную яву от чувств. После Черкесска земля заволновалась и начала раскачиваться в разные стороны. Наружу полезли, весело скалясь, холмы. Мутно-желтые кубанские притоки шипели под утлыми мостиками. На уровне Карачаевска холмы вдруг стали резко в три раза больше и острее, у некоторых показались желтые безлесные лысины. То есть просто ровной земли почти не осталось - стоит какая-нибудь десятиэтажка, а в 500 метрах от нее - горища, которая плавно перетекает в следующую, еще выше. Когда потянулась Бесконечная Теберда (Новая, Нижняя, Средняя, еще какая-то) все, что и так поражало изнемогшее воображение, рванулось вверх еще круче. Небу наступила некоторая хана, зато скалы и вершины развлекались вовсю. Вдоль дороги текла широкая и мелкая Теберда небесного цвета (в тамошнем районе уже все течет по камням, что Теберда, что Муруджу, что Гоначхир - все голубоводые), среди домов преобладали мелкие белые мазанки, по шоссе ходили коровы и шумно мочились. От Теберды в сам Домбай доехали на фестивальной газели по вечерней темноте...

Немудрено названный фестиваль происходил в гостинице "Горные вершины". Белого отвели в темную столовую и усадили питаться, в то время, как в зале шел "концерт-знакомство". Время от времени к нему заходили уже натурализовавшиеся 32-ые, обнимались, кормились из беловской тарелки, жаловались на легкую ауру идиотизма концерта, делились благодатью окружающего. Концерт и впрямь был страшноват - на сцене выступали все, кто хотя бы знал, как держать гитару и умел рифмовать "горы - просторы". Подавляющую массу звучащих песен составляли разухабистые счастливые песни про природу и костры типа "как здорово, что (нужное подставить)", горящие глаза в обязательной программе. "Гостям из Москвы" выдали по одной песне в конце вечера. Вообще, 32-ых упорно именовали "гостями из Москвы" (на протяжении всего фестиваля), несмотря на все потуги Шехтман и Макеевой упоминать про свои города.

Шестилетняя дочка Шехтман, Аня, неожиданно воспылала любовью к Белому, объясняя, что "дядя Игорь - веселый и пишет песни, которые мне нравятся". Белому приносились разные камушки, тряпочки и рисуночки, его таинственно завлекали в номер, суля веселые танцы и игры. В этот вечер все кончилось тем, что Белый с Аней спели "Баржу" под умиленный рев зала.

32-е активно пыталось тусоваться и знакомиться, дабы не уподобиться мрачно-алкогольному "Третьему Уху", для чего совсем уже ночью поперлось на традиционные посиделки в зале у пыльного камина на втором этаже. Логическую точку в посиделках поставили некие девочки из Питера, вдруг громко запевшие Булат-Ельского, поразив этим ассоциантов до самых глубин.

Суббота

Каждое утро у 32-го на Домбае начиналось с обязательного похода к источнику вечного нарзана. Экскурсию возглавляла Королева, воображение которой навсегда покорил факт излияния из земли газированной минералки. Нарзаном умывались, плескались, насыщались и прочее. Вечный нарзан иногда по неведомым причинам иссякал, и тогда вокруг источника рассаживались молчаливые сосредоточенные люди в позах рыбаков. Над источником росло раскидистое дерево, увешанное памятными ленточками.

После завтрака 32-е отправилось на общую экскурсию в Аманаузское ущелье. Отойдя на 300 метров от поселка вся толпа попала на пограничную зону. Зеленые парнишки с автоматами набрали паспортов и сопровождали курортную толпу аж до самого ледника, шмыгая и таясь в кустах по сторонам горной тропинки. Дошли до подножия Софруджу, катались по снегу, видели вдалеке Черного Альпиниста. На обратном пути Королева спрашивала Белого: "А вот как же горные овечки тут живут, по склонам бегают и не падают?" - "А видишь ли, Таня, - объяснял Белый, - в процессе эволюции у местных овечек ноги на одной стороне немножко удлинились, поэтому они и не падают, а обходят всю гору по кругу и ОБЪЕДАЮТ ее..." Королева ахала и удивлялась.

После обеда начался указанный в программе "конкурс туристической песни", к коему 32-е было пристегнуто в виде жюри. Белого пытались назначить председателем, но он вывернулся, переведя стрелки на кстати подвернувшегося Женю Сапфирова из Рязанской области. Еще в жюри попал добрый человек Саша Капырин, тоже из Москвы, чуть раньше принимавший деятельное участие в организации 32-го в фестивале. Конкурс особенно судить было не очень интересно - несколько человек было абсолютными профессионалами на фоне серой массы, непонятно даже, зачем участвовали. К тому же никто так и не мог понять смысл названия "туристическая песня", поэтому со сцены звучало все, что угодно. Лауреатами стали Ирина и Герман Тэны (знакомые Королевой), тольяттинский ансамбль "Бродячий Театр" (знакомый Белому по Зимородку) и еще несколько человек с большим отрывом. Белого особенно поразил некий Муталиб Кипкеев, исполнивший собственную песнь о любви к Домбаю на карачаевском языке. Стараниями первого появилась даже поощрительная грамота "за развитие жанра в рамках национальной культуры".

После конкурса случился очередной концерт "москвичей", на котором Белый неожиданно вспомнил свою песню пятнадцатилетней давности, написанную им в Приэльбрусье. В песне упоминались необходимые топонимы (Ёльген, Даутское ущелье, Аманауз), успех был. Он же аккомпанировал Авилову в его выступлении, старался не подпевать и извлекать поменьше звуков...

Уже поздно ночью 32-е собралось в номере думать тяжелые думы о завтрашней мастерской. Неожиданно и неприятно выяснились странные ограничения - нельзя производить разбор стихов и музыки, нельзя указывать на проколы и огрехи и нельзя в качестве ответа просто петь свои песни. Более всех напрягся Авилов, собственно приехавший мастерить людей прывычным образом, делиться мудростью и опытом и почуявший вопиющую бессмысленность себя. Решили в конце концов устроить творческую лабораторию на тему "Как рождается песня" и всеми силами раскачивать людей на поговорить за творчество в отвлеченном смысле.

Воскресенье

32-е особо не ругалось на Домбае. Хотя все привычные поводы к тому были. Не давала благодать, разлитая в пространстве. Ведь если с утра выйти на балкон покурить и рассматривать вверху снежнокаменные (слева направо): двойной Домбай-Ёльген, Птыш, пик Инэ, Северный Джугутурлучат, вершина Театральная, Аманаузский ледник, Софруджу, Белалакая, отроги Сулахат, хребет Мусса-Ачитара... В общем, включается какое-то дополнительное чувство, массы, что ли. Оно, в свою очередь, провоцирует исключительную любовь к текущему ближнему.

Объятые любовью, вышли на экскурсию по канатке наверх. Королева и Макеева были полностью уверены, что тут-то и закончатся их счастливые безбедные дни и готовились к личному Апокалипсису. Первая очередь канатки была не такая страшная - одиночные креслица сквозь лесную просеку на высоте 2-3 метра от лопухов и того, что Королева называла "охреневшей мать-и-мачехой". А вот дальше пошли всякие пропасти и скалы, порой на уровне 6-7 этажа. Поэтому 32-е разбилось по парам: Белый с жаром объяснял Королевой названия птиц, рыб, зверей и гор, а Авилов тоже что-то вкручивал Макеевой, не переставая, отчего она от пролета к пролету выглядела все более загадочная и довольная. Эльфы как-то умещались втроем на двухместном кресле и особых проблем не испытывали.

Добрались таким образом, на самый верх, пока не кончилась канатка, на кругозор Мусса-Ачитара. Шехтман бурно радовалась наличию крохотной кафешки с названием "3012" - имелась в виду высота, но она утверждала, что это 30 декабря, и что надо бы двигаться дальше, где основать кафе "3208". Растолкав толпу туристов, 32 протиснулось на самую верхушку, где устроило полный беспредел - махало флагом, распивало кагор №32, немузыкально орало "Тридцать второоооого..." Туристы, явно воспринимая августовцев за некую дополнительную экзотику, с удовольствием фотографировались на их фоне.

На такой высоте никому не хватало кислорода, у всех прогрессировала горная эфория. На полчасика из облаков вышло солнце, моментально и надолго превратив всех в индейцев. 32-е вместе с Сашей Капыриным нагло оккупировало единственный кафешный столик, кушало шашлыки из яка, хычыны, запивало горячим глинтвейном. По склонам скакали представители телевидения, увлеченно снимали Авилова с Макеевой.

...По возвращении началась эта "лаборатория". В том же "каминном зале" собралась куча народа, 32-е ее аккуратно пыталось рассаживать по кругу промеж себя, ласково готовило к мирным беседам. Но идиллию моментально испортил один из мелькавших на сцене бардов, довольно бредовый типаж. Бард громогласно пожелал обсудить "почему падает собираемость залов" и закатил гневно-обличительную речь. Ошарашенное 32-е сразу попыталось изо всех сил развернуть этот трамвай в общие проблемы жанра, но тщетно - в разговор встрял Авилов, который немедленно сообщил барду все, что он про него думает. Очень быстро толпа разделилась на три самостоятельно звучащие части, не оставив от нашей идеи и следа на камне. Первая часть сочно ругала Второй канал за злобность критики и ублюдство жюри (Шехтман, жмущаяся к стенке, попыталась при этом незаметно спрятаться в пыльный камин). Вторая экспрессивно обсуждала технологию фестиваля с пришедшим руководством и оргкомитетом. Третья просто пела песни друг другу из разных концов комнаты. Апокалиптическую точку поставил один рослый мужик, покровительственно хлопнувший Белого по плечу и заявивший ему: "Ты ведь, вроде, тоже песенки пишешь, да? Так вот знай - Я могу написать ЛЮБУЮ песню за 15 минут, понял? Вот так-то!" После этого Белому все окружающее стало казаться полным спецсанаторием для утомленных авторской песней.

В полной прострации 32-е пыталось готовиться к следующим концертам - по творчеству классиков и к собственному финальному. При этом бегали и напрягались ответственные Белый с Макеевой и Шехтман, а озверевшие Королева с Авиловым куда-то пропали. Позже выяснилось, что Авилов окончательно потерял смысл жизни, ушел в номер и лег лицом вниз. Королева же увидела где-то на этажах некую девочку Женю - начинающего автора, схватила ее и спросила: "Хочешь узнать ВСЮ ПРАВДУ о твоих песнях!?" Девочка слабо отвечала, что хочет. Тогда Королева оттащила ее под мутны очи Авилова, и они вдвоем предались увлеченному мастерению по всем правилам жанра. После этого к финальному концерту Авилов пришел в себя и довольно поведал, что "наконец, совершил хоть одно доброе дело" (девочка маячила где-то на фоне, поедая его глазами). Надо заметить, что и иные люди потом подходили приватным образом, вежливо просили послушать их творчество и сказать все, как есть...

После всех концертов выяснилось, что 32-му не оплачивают обратный автобусный путь до Черкесска. Долго напрягались и разбирались по этому поводу - особенно помог Саша Капырин, отличающийся личным знакомством с министром культуры края. Эльф и Белый ходили к Лейле Кадыевне, предлагали разные свои проекты по улучшению фестиваля - всякая почва для сотрудничества. По глубокому и приватному мнению Белого судьба фестиваля слишком плотно завязана на одном человеке, оттого и все его странности.

Но к утру все устаканилось, вышло солнышко, Аня Шехтман вручила Белому бутылочку нарзана на дорожку, 32-е в разных машинах разъехалось по своим обратным путям - кто в самолет, кто в свой анабиозный поезд...

ЗЫ. В аэропорту Белый, случайно подглядевший в монитор офицера безопасности выяснил, что во всесоюзном розыске числятся 17 игорей белых. Все один другого краше...

26-27.07.03
суббота - воскресенье
Свадьба Адриана и Снежаны. Микрослет на 113 километре курской дороги. Комендант - Граф. Место, которое он выбрал для свадьбы, беспардонно было сперто у старого КЮБЗа, но старые времена давно ушли, и особенных обид ни у кого не было. Были зато сосны, комары и озерцо с лилиями. Была сцена, довольно добротная, и целый грузовик аппаратуры с Эльфом во главе. Почти все свободное время (кроме концерта) устроители и гости резвились в озере, прыгали на самодельном плоту, оттягивались, благо было тепло, неглиже и все свои. В концерте сначала участвовало 32-е плюс в разную силу возможностей, а к ночи добрались Кожекин с Жуком, которые закатили долгий рэпово-блюзовый сейшн до рассвета. В какой-то момент к сцене прибрела кучка пьяненьких местных подростков, которые, узнав о свадьбе, достали всех просьбой выпустить их на сцену. Особенно шарахался от них Белый, когда они гуськом брели за ним, уговаривая: "Дядя Игорь, сыграйте нам из Сектора Газа... а мы споем!" Впрочем, гуманист Адриан все-таки выпустил их на сцену в качестве музыкальной паузы. Жлобясь, сплевывая и толкая друг друга локтями, ребятишки проорали "А не спеть ли мне песню...". Адриан давился со смеху, но подыгрывал.

Фототографии события здесь -
от Паши Зеленцова, Саши Соколова и Евгения Маталина
http://www.papa-razzi.ru/paparazzi/foto/gallery.php?gal=6

25-27.07.03
пятница - воскресенье
Олег Городецкий с компанией на фестивале "Сростки-2003".

Константин Рабкин сообщает:

"Сростки-2003" кроме переезда на новое место, на 10 км вверх по течению Катуни ознаменовались еще одним историческим событием - впервые в истории на них приехал кто-то из "32-го Августа". Роль первопроходца выпала Городецкому. Ну и с ним была маленькая компания из На(та)шки, Ольги Ксендзовской и вашего покорного слуги. И, вопреки известной русской поговорке, первый блин вышел отнюдь не комом. Очаровывать общественность посланец границы лета и осени, как оказалось, начал еще в поезде. Впрочем обо всем по порядку.

Закономерно проведя первые сутки в коме и сне, к концу второго дня мы все ожили и устроили всему вагону... Ну что же еще может устроить мальнькая толпа из четырех человек, направляющаяся на фестиваль авторской песни, кроме как вечер этой самой авторской песни? Его родимого и устроили. Правда большинство вагона, как казалось на этот вечер не обращали внимания, но это собственно никого не напрягалю. Прозрение пришло как всегда неожиданно на следующий день уже на подъездах к Новосибу. Прозрение было послано руками молодого человека, ехавшего в купе напротив и бережно везшего гитару, которую ни разу не расчехлил. Сначала он тихонько подошел к Ольге и выразил восхищение вчерашним выступлением, впрочем точных слов не припомню. Основная сцена началась чуть позже, стоило нам засесть за обед. Сначала молодой человек скромно подошел, неся в руке кусок сыра со словами: "Молодые люди, вы сырку не желаете? А то мне все равно скоро выходить". Общая реакция в стиле "Как это не желаем? Когда это мы в здравом уме от сыра отказывались?" видимо слегка приободрила парня, так что через пять минут он, уже много менее смущенный, снова материализовался возле нашего стола со словами: "не побрезгуйте, возьмите колбаски." Приближались первые признаки грозы в виде очень странно хмыкнувшего ОГо. Когда колбаска тоже была почти уже употреблена по прямому назначению, парень, видимо совсем осмелев, а, может быть, просто решив что судя по количеству еды, которое в тот момент уже перекочевало со стола к нам в желудки, мы не ели дней наверное 10, снова оказался рядом с нами, держа в руках пакет с помидорами. Я не знаю, что было тому причиной, но этого издевательства Олег вытерпеть уже не смог и, хрюкнув, попытался скатиться под стол, но благоразумно ретировался на свою полку. Вот вам и первый урок - случайно оказавшийся в окружении незнакомых людей один-единственный представитель 32-го вполне способен очаровать как минимум одного из них. :)

За дальнейшей историей перенесемся на двое суток вперед во времени и на 500 км южнее в пространстве. Итак, поляна фестиваля, позднее утро среды. Я по некоторым причинам пришел на поляну примерно на полсуток позже остальных, то есть только что. И первым, что увидел на стоянке, был результат акта_глумления_над_символикой. Результат оный являл собой подвешенный флаг КСП НГУ с приколотым аккурат посредине значком "32-го Августа". Как в итоге называлась получившаяся формация - никто так и не понял. Если читать подряд то это было "КСП 32-го Августа НГУ". Следующий казус не заставил себя долго ждать - минут через 30 появилась девушка из оргов, жаждавшая нас всех зарегистрировать и выдать значочки с номерами. Услышав на вопрос "какие вам номера дать" совершенно резонный ответ "Да все равно. Номера 3208 у вас все равно нет", она достала первые попавшиеся. Едва взглянув на свой значок, я буквально впал в истерику. Отдышавшись, показал оный оставшейся троице, в ответ на что та же реакция случилась и с каждым из них. Я конечно понимаю, что со стороны мы выглядели как четверка идиотов, но что уж поделать, коли на значке значился номер 328.

Основное действо фестиваля заслуживает отдельного рассказа, коий я с вашего позволения упущу. Упомяну лишь о подаренной на день рождения барнаульскому тромбонисту Горину песне "Вставай, мудило грешный" и о необычной популярности Москвичей (как я понимаю, по причине наличия среди них ОГо) в ночных застольях Алтайских Баранов (в большинстве своем - оргов фестиваля).

Собственно сам фестиваль, точнее его основная часть, начался со смеси между КВНом и Веселыми стартами под названием "Тили-Тили шоу", на которую Сеич уговорил-таки выставиться московскую команду в составе Анна Ланцберг - жених; Наталья Воронцова - невеста; Олег Городецкий и Ольга Ксендзовская - плод любви. Если бы не извечное раздолбайство, заставившее команду начать писать текст выступления за 2 часа до начала, то, насколько я понимаю, успех был бы просто полным, в этот же раз пришлось ограничиться первым местом только в том конкурсе, в котором шансы с остальными двумя командами были равны - задания выдались всем только за 2 часа до начала. Сам конкурс представлял из себя написание куплетов, каждый из которых состоит из склеенных строчек из двух разных песен. В отличие от Красноярцев и Барнаульцев Москвосибирск умудрился мало того что написать куплетов этих больше всех, так еще и все на одну мелдию. Каждый следующий тур, заслышав уже до боли знакомую музыку, зал очередной раз ложился от смеха. Но настоящим шедевром, вызвавшим чуть ли не роды ежиков, оказалось следующее четверостишье:

С каждым днем идет на убыль
Куст ракиты над рекой.
Не похмелишься на рубль,
Где найдешь еще такой?

Дальнейшее происходящее имеет уже мало отношения к 32-му, так что ограничусь простым упоминанием того факта, что окончательным бенефисом стало то, что последние две песни, прозвучавшие со сцены принадлежали перу и гитаре Белого и Карпова в исполнении Городецкого... В общем, вот вам и новый горизонт - увеличивать кол-во ассоциантов через год и показать этим сибирякам, на что способна Европа вообще и 32-е Августа в частности.

30.07.03
среда
Концерт Татьяны Пучко с компанией в парке.

<< к архивному списку >>





© ТА "32-е Августа", 2000
web@master