Перейти к разделу События

Архив 01.03

04-08.01.03
суббота - среда
Игорь Белый в Новосибирске и Томске.

сам же и сообщает:
Первое, что поразило меня в путешествии - самолет ТУ-154 компании "Сибирь". Внешне он выглядел мощно и целеустремленно, гордо всматриваясь сквозь клубы метели в сибирские дали. Однако внутри, в салоне, пассажиры тихо матерились, пытаясь приладить к потолочным кронштейнам полиэтиленовые пакетики. Уж не знаю, что там было с системой кондиционеров, но ощущение было такое, что фюзеляж протекает в двадцати местах. Стюардессы, впрочем, на это внимания не обращали, но зато предлагали всем возмущавшимся фирменные темно-синие ПЛЕДЫ...

Скучно лететь стылым зимним вечером. Не то, что солнечным летним днем, когда земля внизу оказывается бесконечным стеганым одеялом, глаз от нее не оторвать, только и восхищаться безумию вселенского портного...

Катерина и Тоша, в праздничном настроении, резко выделялись среди толпы встречающих и таксистов. Они хихикали и жгли... нет, не тряпки, а бенгальские огни, к недоумению окружающих. Впрочем, мороз не позволил мне присоединиться к ним в этом занятии, мы поспешили скрыться в авто.

Тоша - первоклассный водитель с большим стажем. Да и трассу "Толмачево - Нск" он знает, как путь от плиты до стола на своей кухне. Другое дело, что они с Катериной раньше не успели договориться о своих планах, а тут еще я с дурацкими вопросами про федеральные шоссе... Да отсутствие фонарей на трассе. Да вечный ремонт этой трассы. Ну и финальным аккордом - Газель с зачарованным водителем...

"Зачарованным" - это значит, что он как-то зачаровался при виде тошиного фольксвагена и стал водить рулем в те же стороны, что и обалдевающий Тоша, который уже и рот раскрыл, чтоб как следует обложить придурка, но не успел. Я тоже, кстати, хотел подвякнуть, но неожиданно обнаружил, что нахожусь где-то на полпути под торпеду, причем у меня некстати разболелась голова. "Все живы?" - спросил Тоша, и все что-то буркнули ему в ответ. - "Ну тогда давайте вылезать..."

Тошина машина сложилась спереди гармошкой, а во всех остальным местах слегка поменяла геометрию. К тому же от ужаса она описалась маслом и уныло моргала оранжевыми лампочками в заснеженные заборы. Газель со свороченной скулой тупо ухмылялась поодаль. Нам с Тошей при ударе обоим снесло очки, причем свои я нашел достаточно быстро - там, куда направлялся (под торпедой), а вот Тоша свои искал долго, ерзал и оборачивался, пока не догадался вылезти с водительского кресла и посмотреть на сиденье. Впрочем, все равно очки мне не скоро пришлось надеть, поэтому мои дальнейшие воспоминания не отличаются широтой взгляда...

Вот между машинами челночным движением бегает мужик. Судя по характерному тремору, это содержимое Газели. Вот Катерина ужасно мерзнет, потому что прошло уже два с половиной часа, а мы все прыгаем вокруг тошиной Джетты "восемьдесят шестого годы выпуска такая лапочка" и не попадаем в ритм ее горестных морганий. Вот веселые гаишники лезут с рулетками на заснеженные заборы. Вот откуда-то издалека нам орут "Врач не нужен ли? Ну тогда мы поехали!" А вот и помощь приехала к нам - Леша Мокин с Сашей - братом Анюты. Над головою проплывает прощальное жалобное брюхо Джетты, вежливый гаишник меня спрашивает: "Вы ведь не считаете себя физически ущербным? Тогда распишитесь..."

Согрелись мы, пожалуй, только невкусным коньяком у Мокиных.

Сердобольный Тоша в сортире умывал меня перекисью водорода и приговаривал что-то сердобольное, отчего я временами отключался и включался заново. После этого, уже на кухне, хорошо шли местные пельмени и шутки про Гарри Поттера. Ура, я приехал в Новосибирск...

Следующий день, 5 января.
С утра перебрались к Тоше в Ельцовку на мокинской Хонде. От Горыныча действительно остался жалкий снежный холмик. Топят в новосибирских домах зато знатно и из окон не дует.

Хуже всего вчера пришлось моей гитаре, сидевшей на заднем правом сиденье - ей перебило в двух местах гриф. Поэтому мы с Тошей и Мокиным поехали к бестелефонному гитарному мастеру Володе Брусенцову в гости просить совета и выручки. Дома его не оказалось - как выяснилось, в соседнюю школу завезли компьютеры, и он где-то там - на предмет пенопластовых упаковок. На диване в комнате стояло несколько гитар, сделанных разными мастерами на продажу - я примерился ко всем и, пожалуй, одна из них оказалась обладательницей широкого и мягкого "женского" голоса - наиболее подходящего мне.
Пришедший Володя с сочувствием осмотрел останки моей "Классики" и назвал примерную цену ремонта. Потом попил чаю, почесал бороду и засомневался. Потом мы с ним разговорились, и я заметил вскользь, что прежде "Классика" уже чинилась - Коля Гусев ей пружины ставил. "Гусев?!" - восторженно вскричал Брусенцов, - "Все, делаю без разговоров!" Может быть, благодаря тому же Коле, Володя выдал мне ту приглянувшуюся мне гитару для трех грядущих концертов "на попробовать". Дело, разумеется, кончилось тем, что я потерял голову от страсти, напрягся и купил ее к концу путешествия :) Делал ее новосибирский мастер Вячеслав Никитенко.

Конференц-зал НЭТИ-НГТУ широк, короток и амфитеатром. Я сидел внизу за таким же широким и коротким столом с тремя настольными микрофонами, как какой-то телеведущий, и постоянно вращал головой по-совиному, пытаясь отловить всю отпущенную мне аудиторию. Леша Мокин, деловито отпихнув местного звуковика-Квазимодо, восседал за пультом; звуковик же, нимало не смущаясь, почитывал рядом книжку.

Первый концерт назывался "Вот брошу все..." - так мы напридумывали с Катериной в процессе бестолковых звонков еще перед вылетом. Второму концерту тогда же было присвоено название "Пролетая на метле". Я расфасовал песенки по настроению: в первый - всякую философскую скуку, во второй - всю веселую бредятину, но все равно все смешалось и общий настрой всех сибирских выступлений остался постоянным философским бредом.

После концерта руководительница местного клуба старательно убеждала меня принять от нее в дар плакат-календарь с изображением НГТУ, в календарной сетке которого горе-верстальщики насовали два двадцать шестых и два двадцать седьмых августа. Причем абсолютно решающим аргументом с ее стороны было: "Ну это же почти тридцать второе!.." Ослабев от внутреннего смеха, я сдался...

Вечер мы провели в еде и беседах у Тоши. Приехавший издалека Игорь Решетов пел Болотина, Васильева, Набоких и многих других чудесных авторов.

Следующий день, 6 января.
Прошел в долгом продирании глаз и блаженном праздношатании по академгородской тайге.

Второй концерт - "Пролетая на метле" - проходил в клубном зале КСП НГУ. Но сначала я попал в уютнейшее чайное помещение со столом-стульями и оклееными афишами стенами. Я там болтался, оттаивал пальцы и все остальное, пока деловитые люди вбегали и выбегали, носили стулья и доски. Наконец, откуда-то сверху раздался зычный бас Мокина: "Игорь! Микрофоны пробовать!" Я вышел в соседнее помещение с гитарой и чашкой чаю и в недоумении закрутил головой по сторонам - в единственной комнате, откуда можно было бы хоть куда-нибудь попасть были пианино в чехле, куча дворницкого хлама, какие-то ржавые достижения сантехники и кривая деревянная лестница из планочек, прислоненная к стене. Так ничего и не поняв, я вернулся обратно в чайную. Мокинские призывы раздались снова, теперь к ним прибавились тошины увещевания и разные женские попискивания. Наконец, из этой подсобки начали выходить люди и словами и жестами давали мне понять, что меня ждут где-то там наверху, где сейчас начнется концерт. Я попробовал войти туда второй раз и только тогда заметил, что хилая лесенка в углу подсобки упирается в небольшую дыру в потолке. "Может быть, тебе как-то помочь?" - показалась в ней перевернутая тошина голова. Стоящий с сигареткой у пианино Решетов совершенно спокойно махнул ему рукой: "Что пристали к человеку, сейчас покурит и придет!" и весело взглянул на меня. Видимо у меня что-то было во взгляде, потому что выражения лица его немного изменилось: "Вы что там, охренели все?? Вы как себе это представляете?.." Но мне стало уже интересно, поэтому я все-таки воспользовался этим эндемичным лифтом с помощью того же Решетова и еще кого-то сверху (руки-то у меня все еще были заняты гитарой, записной книжкой, чаем и коньяком). При этом вертикальное движение деловитых людей в обе стороны - как попутное, так и встречное - не прекращалось...

Клубный зал представлял полную геометрическую противоположность вчерашнему - он был длинный и узкий, подобно циклопической трубе. Весь ближайший торец зала занимала сцена, укутанная в праздничную скатерть (я поймал себя на стремлении немедленно снять ботинки), затем шло довольно большое пустое пространство с тремя (!) огромными колонками, выставленными в форме боевой баррикады. Где-то вдалеке начиналась территория зрителей. К тому же там было довольно холодно, вдоль зала время от времени пропархивали ветерки.

Впрочем, что вчерашний, что этот - концерты по атмосфере были вполне уютными. Петь было легко, трепаться еще легче, зрители с удовольствием делали большие глаза в нужных местах и велись на всякие шутки. Постоянно писали веселые записки, да и просто с мест реплики подавали. Вот, например, просили спеть одну из моих песен: "...песенку, где все время сверху вниз камень разглядывают... А внизу мужик валяется..." В обоих концертах довольно много пел Карпова, даже с относительным успехом специально выученные Волнорез с автопародией... В конце концерта довольная Катерина вышла к микрофонам и объявила, что Игорь Белый успешно выдержал все испытания и стал заслуженным гаррипоттером авторской песни - сражался со злым волшебником Газелемдевмордом, летал на метле авиакомпании "Сибирь" и заработал 1000 очков для 32-го Августа...

На чайных посиделках, как и было запланировано, устроили "инародные рождественские гадания по песням Игоря Белого". У меня в записной книжке был список песен на два листа, на каждом листе примерно по 30. Каждый человек громогласно вопрошал что-нибудь типа "Где ж мы теперь жить-то будем?", затем называл номер листа и песни и получал каких-нибудь бешеных "Синих кроликов" под гомерический хохот присутствующих. Делу помогала Катерина, толкуя предсказания в истинно дельфийском стиле. Во дворе взрывались фейерверки, и из окрестных общежитий кричали ура.

К ночи благополучно добрались до Мокиных.

Следующий день, 7 января.
Начался в долгом автобусном перегоне до Томска. Я продрых весь тряский четырехчасовой путь, временами прерываемый оживленными спорами попутчиков на тему того, куда же этот чертов автобус сейчас повернет. Разбудили меня лишь над рекой Томь.
Нетороплив и патриархален город Томск. Не идет ни в какое сравнение с бурлящим и суматошным Новосибирском (я естественно не вспоминаю Москву, а познаю все в сравнении). Рома Ланкин устроил нам пешую экскурсию по старинному Томску, сопровождая открывающиеся виды собственными изысканными описаниями. Именно там я наконец-то понял все глубинное значение и смысл толстенных брандмауэров, без которых не обходится ни один деревянный дом прошлых веков. Тем более, что в Томске их ровно столько же, сколько и относительно современных каменных или кирпичных - они просто чередуются. Все остальное место занимают нарезки сибирской тайги, которую когда-то не вырубили по застройке. На вершине самого высокого холма стоит черный камешек высотой по пояс - остаток от былого форта - и загадочное здание, которое снизу как обычный каменный особняк в новорусском стиле, а сверху - как деревянная церковь 17 века. Через речку Ушайка перекинут мост с четырьмя ростральными колоннами, и с одной стороны этого моста виден центр города с неизменным Лукичом, жестикулирующим на оперный театр, а с другой стороны - ничего, кроме крутых, заросших буреломом берегов.

Это был, как утверждал Рома, первый домашний концерт в истории города Томска. Может быть, поэтому получилось не очень удачно. В Томске издавна было принято все концерты проводить во многих мелких зальчиках, разбросанных по городу, а уж в гостях чувствовать себя как дома и отрываться. Тут же как-то непонятно было, как быть - хлопать или не хлопать, перебивать или внимать... В общем, непривычные зрители сидели довольно неестественно и изо всех сил старались сделать вид, что их здесь на самом деле нет. Я же, с трудом пытаясь добиться хоть какой-то ответной реакции от них, лез из кожи вон и сильно к концу умаялся.

С удовольствием познакомился с Игорем Ивановым (очень уж он был бы похож на нашего О'Шеннона, если бы наш О'Шеннон родился в Сибири). Великий бард был экзотичен и странен, подобно Луферову в его самых безумных перформансах, пел пронизывающим голосом вместе с Ланкиным и говорил с ним за жизнь на специальном "плостом" языке.

Почти все время своего пребывания на сибирской планете я постоянно встречал упоминания о Городецком - на многочисленных афишах, расклеенных по городу, в газетных статьях, где он упоминался в качестве мэра, во всяких компьютерных заставках... Не знаю уже, как от злости на стенку не стал лезть - стоило ехать в такую даль, чтоб и тут его лицезреть постоянно! Но на следующее утро судьба оказалась ко мне благосклонной и вознаградила рваной афишкой на томской трамвайной остановке, приглашающей на новогоднюю супермегадискотеку в какой-то заводской подсобке во главе со знаменитым диджеем Белым...

Вернувшись в Нск, мы заехали в редакцию журнала "Гитара по кругу" (тесная жилая квартирка, набитая людьми, табаком и разговорами), и я там что-то набубнил в диктофон Катерины за 32-е Августа.

Отлет был стремителен, толмачевские спецслужбы опять пытались меня раздеть и найти бандитские тесаки в бумажнике, провожающие радостно махали мне руками и морально поддерживали. Остальные четыре часа я провел, судорожно обхватив гитару в чехле, прижатый к совершенно слепому иллюминатору, без малейшей возможности даже снять куртку, уж не говоря об откидывании съестного столика...

При первой же возможности доберусь опять в Новосибирск, я кажется там седьмую струну забыл...




Катерина Костылева сообщает:
День первый
(4 января, день тяжелый)
Пока Тоша вместе с водителем наглой "Газели" и гаишниками занимались осмысленной деятельностью (проводили замеры, вызывали эвакуатор и искали крайнего), мы с Белым по мере сил радовались свалившейся на нас жизни. Нервы у нас оказались то ли излишне крепкими, то ли наоборот - но часа два мы прыгали, смеялись, играли в потолкушки и обменивались шедеврами русского народного ненормативного творчества. При этом Игорь периодически отнимал от подбитого глаза платок и интересовался, как он выглядит. Я в ответ несла то ли пургу, то ли комплименты, обильно пересыпая их цитатами из различных теоретических трудов, то именуя Игоря "библейским красавцем", то повествуя о сиянии его прекрасных глаз, "в каждом из которых блестит по монете". Белый в ответ обещал убить всех журналистов на Земле оптом и в розницу.
Потом, уже сидя в машине Саши, посмотрев на себя в зеркало, пережив шок и смирившись со своим свежеприобретенным внешним видом, Игорь вспомнил о ближних. И позвонил жене - сообщить, что "долетел нормально". Врал он долго, старательно, но не особо вдохновенно, а в ответ на настойчивые вопросы, почему он так поздно позвонил, выдал примерно следующее: "Ну ты понимаешь, так медленно подавали трап... так долго выдавали багаж... и вообще... это же ПРОВИНЦИЯ!" Аборигены были в возмущении :)

Ночью поспать не удалось. Хозяева плюс Тоша обосновались на диване, мы с Игорем захватили оставшееся пространство и зажили "половой жизнью". После недолгой, но содержательной беседы о мифологических архетипах в применении к Грушинскому фестивалю Игорь отключился, я же еще некоторое время искала положение, в котором можно было бы спать безболезненно (сказывался аварийный "ушиб всего правого"). И вроде бы нашла... но тут господин Мокин начал храпеть. Храпел он хрестоматийно - невероятно громко и весьма ритмично. Через некоторое время к ритм-секции присоединился соло-храп Тоши, украшенный руладами и прочими финтифлюшками. Часа два я слушала этот потрясающий дуэт - и проникалась все более теплыми чувствами к Белому, который спал ТИХО. Наутро я попыталась на Игоря оные теплые чувства излить - я долго по телефону благодарила его за прошедшую ночь, рассказывала, как он возродил во мне веру в мужчин, восхищалась и восторгалась.... Белый реагировал неадекватно - с возрастающим испугом спрашивал: "Что было-то?" Потом облегченно вздохнул и ржал секунд сорок. Наверное, от пережитого стресса ;)

День второй
(5 января, воскресенье)
Истинной жемчужиной концерта стала песня про... в общем, про автокран. Исполнения этого шедевра от Игоря долго добивались участники, соучастники и свидетели вчерашнего лобового столкновения. Свежеприобретенный жизненный опыт, видимо, наложил на исполнительский талант И. Белого неизгладимый отпечаток - только в тот момент он осознал всю глубину, драматизм и экспрессивность этого своего творения. Думаю, что никогда раньше Игорь не исполнял эту вещь столь искренне и проникновенно :)

Вечером Игорь добрался наконец до тошкиной квартиры (где в теории должен был оказаться еще накануне). Надо заметить, что предполагаемый приезд Игоря оказал на Тошу воздействие необычайной силы - он устроил в своей квартире генеральную уборку, чем потряс все население клуба (по моим воспоминаниям, последняя серьезная уборка у Тоши была 3 года назад, перед приездом Гейнца с Даниловым, делала ее я, да и квартира была другая). Постоянные посетители сего гостеприимного места были в восхищении и просили Белого приезжать почаще :)
Послеконцертное общение, которого так жаждали все присутствующие, текло как-то вяло. Часа через два Белый расчехлил наконец свою (в тот момент еще не свою :) гитару, каковая была чуть не насильно вручена красноярцу Игорю Решетову (приехавшему в Новосибирск специально для того, чтобы посмотреть на своего московского тезку). Решетов исполнил свою самую знаменитую песню про добрых, красивых и хороших, следом без перерыва прокатила обойма пародий, после чего оба Игоря перешли в привычный режим песенного диалога, а я поехала домой спать.

День третий
(6 января, выходной)
По моим данным, первую половину дня Игорь Борисович провел в прогулках по Академгородку, попутно изучая ассортимент книжных магазинов и скупая все чупа-чупсы, оказавшиеся в поле зрения. Мужики, правда, пытались послать его в баню, но он отказался - сославшись на то, что перепады температур могут дурно отразиться на его внешнем виде :)

Замечу в скобках, что концерты Игоря, видимо, вызвали некоторый ажиотаж среди населения Сибири - и кроме красноярца Решетова, академгородковский концерт почтила своим присутствиям еще и компания слушательниц из Барнаула. А вот из Владивостока никто не приехал :)

Двухметровую "метлу новейшей модели" я тщательно создавала все второе отделение из клубного веника, каких-то деталей театральных декораций и обрывков елочных украшений. Процесс был долгим, зато мучительным :) Кстати, подарок Игорь благополучно забыл взять с собой - к огромной радости членов клуба, которые уже боялись, что нам придется покупать новый веник. А жаль... Хотела бы я посмотреть, какими глазами посмотрели бы на Игоря коренные обитатели Домодедово, когда он в обнимку с ЭТИМ вышел бы из терминала...

Дольше всего, впрочем, Белый гадал Решетову. Дело в том, что на предыдущем концерте Решетов смертельно запал на одну из песен Белого - но помнил только то, что она "философская" (впрочем, на концерте 5 января Игорь Борисович все свои песни объявлял философскими), с игрой слов и смещенными ударениями. И часа полтора оба Игоря гадали, что это была за песня :) Смертельно заинтриговали всех присутствующих, но так и не вычислили.

День четвертый
(7 января, Рождество Христово)
Утро подкралось незаметно, буквально через шесть часов после полуночи. Вставать не хотелось. Ехать в Томск тоже. Подъехавший на автовокзал в сопровождении На(та)шки Белый производил впечатление возмутительно бодрого и свежего - но тем не менее, сразу после посадки в автобус отрубился напрочь, вызвав черную зависть у меня, неспособной спать в транспорте. В результате мы с На(та)шкой четыре часа, глядя друг другу в мутные глаза разговаривали о литературе, законах восприятия и технике стихосложения. В страшном сне такое не приснится!

Во время этого исторического (для Томска) домашника Игорь Борисович отличился гениальным конферансом. Концерт он построил тематически - песни "о путешествиях" (это понятно, дальняя дорога сказалась) и "о забавных зверушках" (это он что, про сибиряков что ли?:). Причем фраза "а песня, которую я сейчас спою, она тоже о путешествии..." была произнесена раз 12, не меньше :) Впрочем, для моего ослабевшего с недосыпу интеллекта это было самое то :)

Уже после концерта, на кухне, за распитием водочки с характерным названием "Белое озеро" между двумя Игорями (один Иванов, второй - дизайнер) произошел знаменательный диалог. Сперва Иванов повествовал о своем бывшем "подельнике" Федоре Горкавенко, некогда свалившим на ПМЖ в Землю Обетованную. В ответ Белый рассказал печальную сагу о своем путешествии туда и обратно. После чего Иванов как-то напрягся, внимательно осмотрел фенотип Белого (2 раза) и с нескрываемым изумлением выдал: "Так ты что, ТОЖЕ ЕВРЕЙ...?????"

День пятый
(8 января, снова тяжелый день)
По уже сложившейся дурной традиции день наступил в 6 утра. Все тормозили, чувствовали себя плохо и медленно. Белый опять спал всю дорогу - и на автостанции "Болотное" даже отказался осмотреть предмет гордости всей Новосибирской области - крутейший сортир, отгроханный из красного кирпича в стиле нового русского ампира, оборудованный метрополитеновскими турникетами и современным следящим оборудованием. А жаль :)

Визиты на "мои работы", кажется, становятся обязательным пунктом программы знакомства с Новосибирском. Пока только Тане Пучко удалось избежать сей участи :). Белому же я обещала 40 минут в прямом эфире - но поскольку в мой эфирный вторник мы резвились в Томске, эфир пришлось делать "кривым" и без его участия. Но визита в "Гитару по кругу" он не избежал. Я пока не рискнула расшифровать ту пургу, которую мы в течение часа несли, так что самое интересное еще впереди :)

Где-то в процессе происходил акт покупки Игорем гитары, На(та)шка пылко объяснялась Белому в любви (к Щербине), мой же организм категорически отказывался воспринимать окружающую действительность. На поездку в "Толмачево" меня уже не хватило, я добралась до дома и, убедившись в том, что белый самолет таки взлетел, приняла наконец горизонтальное положение и отключилась на 18 часов.




На(та)шка сообщает:
04.01.2003г., суббота
Сибирь встретила Игоря Борисовича неласково. Впрочем, подробности этой встречи стали известны мне лишь на следующий день, а в первый вечер пришлось довольствоваться скупым сообщением встречающего водителя Антона Ивании. Диалог наш по мобильнику выглядел так:
Тоша: Обещал держать тебя в курсе дел. Держу: машина разбита в хлам, все живы... помощь уже пришла.
Я: Чтоооо?...
Тоша: Вот... ладно, я пошел я объяснительную гаишникам дописывать...

Позвонивший часом позже Городецкий отреагировал на новость живее: уронил трубку, потерял на пять секунд дар речи и поинтересовался, было ли это с Белым уже или еще без... в общем, проявил похвальную заботу о товарище.
Это было уже с Белым, но ему повезло - боевые ранения лишь принесли ему еще один титул, но об этом позже :). Чего нельзя было сказать о его гитаре. Катерина, ехавшая с гитарой на одном сиденье, утверждает, что кофр после удара был очень похож на четвертую букву русского алфавита.
На этом суббота для меня закончилась...

05.01.2003г., воскресенье
"Встреча на Эльбе" состоялась в половине шестого вечера в конференц-зале НГТУ. Игорь Борисович был похож на свое описание, выданное мне днем Катериной (но почему-то не очень похож на мои воспоминания о нем времен "АкБарда-2002"). Выдал пачку привезенных дисков. От припудривания шрамов отказался. Лелеял свежекупленную мастерскую гитару...

Концерт начался почти вовремя - ну что такое в самом деле лишних 15 минут на подготовку :) - сущая ерунда. Белый покладисто исполнял все заказы, подававшие из зала как голосовым, так и рукописным способом. Под "Танец с Икарусом" мы с Катериной попытались устроить подтанцовки на "галерке", но потерпели фиаско. Танец почему-то не задался (я не про песню :)). Единственный ляп допустила я сама - попытавшись убрать громкость звонка мобильника и вызвав этой попыткой пронзительную трель (простите, Игорь Борисович, не от неуважения к Вам, но только по собственной моей дурости сие произошло!). Пришлось с горячими ушами выскакивать за дверь.

После двухсполовинойчасового концерта долго решали куда же едем и в каком составе. Хотелось переночевать поближе к Академу. На квартире у Тоши все было как-то странно... Белый трепался с Катериной об общих столичных знакомых, на кухне происходила своя тусовка вокруг тарелки с пельменями, непрерывно поставляющимися из кастрюли (Белому, ради кормежки которого все это затевалось, в итоге досталось всего несколько штук), кто-то зачем-то смотрел телевизор... В этот момент в виде короткого сообщения (SMS) проявился Городецкий, в очередной раз проявляя заботу о друге, и поинтересовался, не обижаем ли мы тут Белого и не поим ли водкой. В легенду о пельменях он почему-то не поверил :).

Но в конце концов все-таки были зажжены свечи и общение с гостем сделало попытку начаться. Пребывавший в Новосибирске проездом Игорь Решетов (Новосибирск - Красноярск - транзит) знакомил Игоря Белого с творчеством сибирских авторов. В процессе знакомства тусовка начала стремительно рассасываться и к часу ночи в квартире остались четверо мужчин и одна девушка :) (приятно, черт побери, быть в шиповнике :). Шиповником у нас, кстати, называют именно эту ситуацию. Мужчина в таком случае пребывает в малиннике. Как выяснилось позже, в Москве не знают об этом, поэтому Белый прилепил мне кличку "шиповник"). Попытка использовать примету и загадать желание, встав между двумя Игорями, была на корню зарублена Игорем московским, который ограничил область возможных желаний буквой "И" :).

06.01.2003, понедельник (выходной день)
Едва закрывшиеся в девять утра глаза почему-то открылись в одиннадцать. Начался понедельник. Cтранный звук, смутивший нас с Белым в процессе предутреннего трепа, оказался не ударом собачьего хвоста по деке гитары (последняя была закрыта в кофре), а щелчком лопнувшей первой струны. Казалось, что понедельник начинает оправдывать свое нелестное прозвище. Пришлось собираться и ехать в Академ на четыре часа раньше запланированного срока. Купить струны, в общем, не составило проблемы, но возвращаться обратно было бессмысленно. Компания МТС не подвела, и пострадавшую гитару Леша пообещал закинуть прямо в КСП. Ознакомление московского гостя с бытом студентов сибирского универа не затянулось, в отличие от прогулки по Городку (проще говоря, заскочив на пять минут общагу с благородной целью поставки поваренной соли голодающим студентам, мы с Белым утОпали в неизвестном для других направлении). Но несмотря на все преграды зимнего леса, мы все же добрались до родного мне КСПшного подвала, и струна была благополучно водворена на место и даже разыграна.

Удивительный факт - концерт начался вовремя. Несмотря на декларируемое непересечение программ, Белый снова шел на поводу у публики. Достаточно процитировать одну записку, чтобы понять настроение народа в зале: "Спойте, пожалуйста, песню. Названия не помню. Ориентиры: песня звучала на вчерашнем концерте. (смех в зале) и в ней было много экспрессивных междометий ай-вэй". Таким образом концерт, запланированный по продолжительности на час пятнадцать, снова растянулся почти на два... В конце Белому в торжественной обстановке всеобщего восхищения и ликования была вручена праздничная новогодняя метла "Нимбус 2003" с одновременным присвоением почетного титула лучшего Гарри Поттера авторской песни (кто видел его сразу по возвращении в Москву, тот поймет, почему :)). Так же было объявлено, что за мужество, проявленное им в борьбе со злым волшебником Газелом де Вморду Игаррю присуждается 1000 очков для Творческой Ассоциации "32-е Августа".

"Инародные гадания" по песням Игоря Белого во время посиделок в клубе прошли на ура. Задавать вопросы свежеиспеченному пророку пришлось по очереди (по кругу). Главной фишкой стала песня "Синие кролики", оказавшаяся ответом на вопрос "Где же мы с мужем будем в новом году жить?"...

Рождество Белому предстояло провести в исторической столице Сибири - славном городе Томске. Изначально вообще-то предполагалось доставить его туда машине (увы, той самой, чья жизнь тихо угасла на платформе эвакуатора). Поэтому уже ближе у 12 ночи он предвкушал подъем в шесть утра. Автобусные билеты были взяты на восьмичасовой рейс.

Тут следует сказать несколько слов о загадочной природе города Томска. Нет, не о его скверах и парках. А о его необъяснимой ауре. Томск для Новосибирска - это что-то вроде Питера для Москвы, наверное... если уж прибило туда поехать, то считай, что ты попал в невидимые сети этого города. Не успокоишься, пока не съездишь. Меня прибило еще в конце декабря...

Намерениям выспаться в эту ночь снова не суждено было сбыться. Ибо переезд в город и ужин из традиционных пельменей (а что за пельмени без беседы) снова привели к отбою только в четыре утра.

07.01.2003г., вторник (Рождество Христово, выходной день)
Подъем со скрипом растянулся на час... кое-как продрав наконец в семь утра глаза, обнаружили, что дальнейшее промедление чревато опозданием на автобус (а у меня еще и билета не было). Белый благородно поделился со мной своими йогуртовыми запасами (чем потряс до глубины души. Съесть йогурт Белого - это ж все равно, что конфету у ребенка отнять). Мокин ушел греть машину и мы ждали его возвращения до 7:45. После чего, охваченные подозрением, вышли из дома, где и обнаружили Лешу, мирно спящего за рулем. На автобус мы успели, билет мне достался на первое место (в "Икарусе" это с видом в лобовое стекло) и даже Катерина нас не убила (да и с чего бы ей нас убивать - рейс-то был в 8:20). Впрочем, сразу за креслами Белого и Катерины обнаружилось два свободных места, на которые я была немедленно ими перетащена. Белый отключился раньше, чем автобус выбрался из Новосибирска на трассу. И мирно почивал до самого моста через Томь на въезде в Томск. А мы с Катериной всю дорогу о чем-то трындели (помнится, в частности что-то было проговорено за стихосложение). Запасливая Катерина тоже угощала меня йогуртом. Впрочем, все лучшее - детям. На мосту через Томь Белый был безжалостно разбужен предложением сразу двух стаканчиков йогурта и одной спецложки.

К часу дня мы такой вот дружной компанией добрались до гостеприимного Ромы, выпили по кружке чая и выдвинулись выгуливать Белого по Томску. Двухчасовой марш-бросок по историческому центру города завершился у Белого озера. К этому моменту я уже поняла, что решение сорваться с места было верным. Пробежка по томским улицам излечила то что-то, что тоскливо занудствовало где-то в глубине моей души (это если предположить, что таковая вообще имеется в наличии. Согласно Ветхому завету, у женщины вместо души - пар :)). Пока Белый разыгрывался, периодически забывая слова в "Импровизации на тему" (Рома попросил его представить на концерте творчество других ассоциантов), мы с Катериной в ударном темпе готовили ужин. Успели. Как раз к приходу первого зрителя (концерт был домашним). Поедать его пришлось в спешке, закрыв дверь на кухню. Белый сидел над тарелкой с блокнотом в руках и время от времени что-то вычеркивал из него. Сам концерт оставил довольно тягостное впечатление. Да простят меня томские слушатели (а Рома собрал, мягко говоря, не последних людей из АПшных кругов Томска), но публика почти не желала реагировать на предлагаемое их вниманию. И тут... (мне стыдно! У меня горят уши! Поднимается температура!) снова зазвенел мобильник. И снова мой! Аааа... В запарке я снова забыла его выключить. Игорь Борисович, не велите казнить!

Оказалось, что это был чуть ли не первый домашник в истории Томска. После "обязательной программы" народ начал слоняться по квартире, пить чай и трепаться, почти не обращая внимания на героя вечера. И лишь Игорь (опять! Кругом одни Игори!!!) Иванов уделил ему львиную долю своего внимания. Ах, как поучительна была их беседа! Люблю сидеть в углу на кухне с котом на коленях, когда рядом умные люди разговаривают. Особенно под местную водочку "Белое озеро" (это они, а не я!). Катерина к тому времени давно спала в маленькой комнатке-студии...

08.01.2003г., среда (рабочий день)
Помню: цифры 5:55 на дисплее собственных наручных часов. Потом помню еще: "атомный" Ромин будильник, на который не среагировал ни Белый, ни Кет. Цифры: 6:00. Потом был завтрак (откуда у Белого йогурты берутся???). Потом был сонный Рома, провожающий нас в коридоре. Потом афиша "DJ Белый" и томский утренний трамвай за три(!) рубля. Потом автовокзал, автобус...
Дальнейшие события плавно слились в одну полосу... обед у Катерины, редакция "Гитары по кругу", интерьвьюирование Белого Катериной... стремительно надвигающиеся сумерки пасмурного зимнего дня...
Наконец мы добрались до мокинского двора, где нас на ходу перехватил Леша, обещавший отвезти в аэропорт. Тут Катерина подумала... и попрощалась...
В Толмачево Белого доставляли Мокины, Тоша, и я. До посадки все дружно гуляли по аэровокзалу, Тоша развлекался, нагружая рюкзак Белого бутылками с бальзамами...

И тут, наверное, стоит сказать, что повсюду в Сибири Белого преследовал призрак Городецкого. Он смотрел на него фотографиями из альбомов, смеялся фамилией новосибирского мэра и томского барда... Наконец, проявлялся собственной персоной в виде коротких сообщений на разнообразные мобильники и телефонных звонков Роме Ланкину в Томск. В последний раз он появился уже в аэропорту, Белому пришлось спасаться бегством в накопитель :). С несчетной попытки пройдя металлоискатель, Игорь Борисович в последний раз обернулся, взмахнул рукой и пропал недрах аэровокзала...

10.01.03
пятница
В "Гнезде Глухаря" - Алексей Кудрявцев и "Последний Приют".

Павел Зеленцов сообщает:
Отойдя, наконец, от новогодних празднований, потянуло душу к прекрасному, а тело к активному. Такими вот судьбами и очутились мы в бард-кафе «Гнездо глухаря». Естественно, потянуло туда совсем неспроста. Десятого января там намечался концерт Алексея Кудрявцева и «Последнего приюта» (Женя Маталин и Лена Фихтенгольц). А вот что из этого получилось - совсем отдельная история...

Встретившись в метро с Сашкой Соколовым (случится же такое - оба стали на время пешеходами! =), и изучая выдранную из недр Нета карту, мы пустились в поиски означенного на ней места. Очень позабавили развешанные на подходе указатели с птичками, гласившие «к гнезду», плюс войдя в холл, мы обнаружили только телефон и... лифт! Ну собственно, как и положено быть гнезду, располагалось оно не низко. Раздевшись, мы приступили к возложенной на нас миссии - покупке билетов на следовавших следом Ольгу Орлову и Наташу Соколову. Бодро прошагав мимо странного вида комнатки, больше смахивавшей на подсобку, мы вышли к залу, где на входе нас встретила милая девушка. Пояснив, что нас интересует концерт, мы обнаружили, что места заказываются весьма заранее, но на наше счастье нашлось пару столиков, один из которых мы и выкупили... К слову сказать места не самые дешёвые - по 250 рубленных с обладателя лица. Учитывая, что Алексей вряд ли станет петь шёпотом, тут же «порадовало» наличие, вплотную к столику, здоровенного портала.

Дождавшись прекрасную половину человечества, и рассевшись в ожидании концерта, наше внимание привлекло суетливое мелькание Алексея из гримёрки в подсобные помещения. Заподозрив неладное, мы с Сашкой пошли наперехват. Первое же, что мы узнали, что в том зале, где мы сидели, мы очень скоро дождёмся концерта Галича, а вот концерт Алексея должен проходить в малом зале... Ну это урегулировать удалось достаточно быстро, и вернув нам по 50 кровно заработанных (в малый вход стоил по 200), нам подсказали, где этот зал отыскать. Но это были далеко не все новости. Как выяснилось, то самое «подсобное», помещение, мимо которого мы пронеслись в начале, и есть тот самый малый зал. Но и это оказалась не самая интересная новость. Оказывается, подобный вид у зала был по вполне определённой причине - там случился потоп. И залило в аккурат сцену. Но нас успокоили, что пульт на батарее почти высох, и скоро можно будет начать. Потолпившись в коридорчике между малой и большой, мы нашли дивную афишу, гласившую, что 23 января, состоится концерт Александра АнтАнАса и Дмитрия Биличенко. Сначала посмеявшись, начали понемногу грустить. Непроверенные афиши, то, что музыкантам не сообщили о потопе, сорвавшем выступление, но при этом не удосужились подготовить зал и оборудование к концерту - всё это начало наводить на мысли, о как минимум пренебрежительном отношении к исполнителям, не говоря уже о слушателях. Хотя чего собственно ожидать от кабака, которым по сути «Глухарь» и является. Наверное просто так отпускать клиентов было жаль, да и помещение простаивало без дела. Нам предложили остаться, сказав, что зал в нашем распоряжении, а учитывая цены (в среднем легко поесть от 500 до 1000 на человека), думаю в итоге Глухари остались не в накладе, хотя деньги за вход и вернули. Правда справедливости ради нужно отметь, что сама еда была вполне приличная. Не стану утверждать за всех, но заказанное мной и Ольгой, нам вполне понравилось.

Так как «зал в вашем распоряжении» подразумевало, что сами его и приводите в порядок, мы взялись за расположение столов, а музыканты - попытками оживить оборудование. За этим развесёлым занятием выяснилось, что оборудование-таки приказало долго жить, и было решено устроить анплаг. В продолжение темы кто-то вспомнил, что и при работающем оборудовании звук в этом зале был и так никакущий, а милая манера звукача настроиться один раз в начале и потом совсем уходить только дополнила картину. Хотя последнее может быть вполне связано с параллельным концертом, но непонятно, если бы не потоп, как они вообще тогда планировали вести сразу два.

Расположившись в традициях кострового пентагона уютным кружком, естественно, чуток накатили, и начался концерт. Точнее даже не начался, а плавно перерос из одной формы общения в другую. Честно говоря, я был крайне рад (и наверное не я один), что аппаратуру залило, потому как то, что из этого вытекло =) было гораздо теплее и интересней обычного концерта. Были кучи интересных историй, забавные вариации песен и издевательства над мелодиями. Зачастую откровенное музыкальное хулиганство, которое удаётся только профессионалам своего дела. Некая удивительная смесь из театрализованной репетиции и домашней посиделки. Весело и здорово. Конечно, это всё нередкий гость и на «классических» концертах, но само отсутствие сцены снимает последний налёт формализма, преобразует сам концерт в дружескую гулянку. Спору нет, что граница сцены может стать почти неуловимой, а при «желании» можно и сидя в кругу друзей отделиться, как колючей проволокой, но зависит это всецело от исполнителя. Кстати о сцене: на ту, которая в малом зале, один Лёша, ещё бы влез, но вот всем там можно было поместиться только колонной по полтора! =)

Но и тут не обошлось без приключений. Та самая тёплая обстановка стала и причиной очередного казуса. Как и положено во время гулянки, был утрачен счёт времени. А так как никаких часов висеть не висело, да и заранее нас никто особо и не предупредил (ну хотя бы за полчаса, как делают в нормальных заведениях), то в начале двенадцатого нас начали откровенно выживать. Конечно, официального концерта не было, но в итоге ребятам даже не дали толком закончить программу, доесть, не говоря о том, что допить. Сначала принесли счета, в которые, кстати, сразу включили чаевые, хотя в меню обслуживание не было указано, таким образом мягко намекнув, какого они о нас мнения. Стали постоянно ходить люди, причём всё время разные. Невзирая, что мы уже собирались закругляться, о чём было заявлено каждому входящему персонально, этот бардак всё равно продолжался. Собственно во время последней песни просто стали откровенно собирать посуду.

Конечно, с нашей стороны получилось тоже весьма неудобно. Не уследив за временем, мы невольно задержали людей на работе, но нельзя же просто сообщать о конце работы прямо в момент закрытия. Что нам оставалось делать, прервать концерт на полпесне, бросить еду, просто резко встать и уходить? Правда, поступило резонное предложение взять по стулу в руки и сходить всё уладить языком жестов и комментариев, но в итоге порешили всё мирным и вполне безобразным хаем.

Кстати, в ближайшее время там же будет проходить концерт Александра Антоноса, Дмитрия Авилова и Сергея Биличенко (я очень надеюсь, что «Глухари» всё-таки переделали афишу). И невзирая на все неприятности, я на него обязательно пойду, хотя бы потому, что будут выступать отличные исполнители (не говоря о том, что друзья), потому, что тот же концерт-анплаг о котором и написано, сам по себе был просто отличный. Да и неважно в конечном итоге, ГДЕ происходит концерт, да хоть в лесу под проливным дождём. Важно КТО выступает и КАК!!! Вот такой бард-поход случился намедни в бард-кафе, превратившийся в итоге в настоящий бард-ак.... =))))

11.01.03
суббота
В питерском Синтезе - концерт Булат-Ельских и Антоноса-Авилова-Биличенко.

Сергей Биличенко сообщает:
Питер... Синтез... Авилов, Антонос, Биличенко (далее ААБ) могут точно сообщить, что концерт Булат и Ельского удался на славу : )) После шикарного выступления (повторяемся Булат и Ельского) продолжать концерт было практически бессмысленно, потому и решили ААБ переждать тихо в гримерке время оставшееся до поезда и спокойненько уехать срубив капусты предварительно. Зритель же не понял такого рационального подхода. Не проникся тем, что берегли ААБ его (зрителя) челюсти, которые могли разорваться от ураганного хохота, руки, которые могли быть отбиты не умолкающими рукоплесканиями, голосовые связки которые могли истончится от дружного скандирования, голов, ну что бывает с головами на утро все и так должны были понимать. Зритель выкрал у ААБ программу концерта, зритель разнес ее по залу, зритель громогласно выкрикивал названия песен в абсолютно случайном порядке, зрителю пришлось наливать, зритель наливал сам, зритель купил «яйца Антоноса» на аукционе, зритель вышел на сцену и, в дружном порыве, пел песню про Елочку, зритель искал Чапаева и, благодарим зиму, за то, что зритель не захотел Девку...

15.01.03
среда
Алексей Кудрявцев и "Последний приют" в ЦАПе.

Семенова Ирина сообщает:
(из гостевой книги Алексея Кудрявцева
на http://www.bard-ak.narod.ru/)

Была 15.01. на концерте трио "Последний приют".
ОТЛИЧНО! ПРОСТО ЗДОРОВО! Все ребята большие молодцы! На сцене были трое (это для тех, кто еще не знаком с составом группы ): озорная скрипачка по имени Лена, совершенно сказочный персонаж Е. МАТалин и, конечно, сам АК, сияющий волшебным светом ярче, чем солнышко из золотой фольги, подвешенное за его спиной на веревочках. Внимание ни на секунду не отрывалось от исполнителей, а во втором отделении, когда зазвучали песни о войне, и ребята вдруг стали серьезными, из глаз зрителей потекли слезы. Словом, советую тем, кто еще не знаком с "Приютом...", обязательно это сделать!


Наталья Соколова сообщает:
От себя добавлю, что "Последний приют" с хорошим звуком я слышала впервые. Сразу ясно - играют профессионалы. Под "Берестяные сани" даже я прослезилась - это очень сильно. Изначально поразили зрители. Серьёзные люди, занимающиеся серьезным делом, все в серьёзном возрасте. Никогда не видела у ЦАПа столько автомобилей.

Второе отделение открывали гости - Сергей Кузнецов и Василий Денисов из группы "Восточный синдром". Может, кто-то и воспринял песни ребят-афганцев, как песни о войне, но лично мне показалось, что пели они о любви, дружбе и прекрасных дамах :)

Ребята отыграли отлично, но их короткое выступление на сцене всё же не идёт ни в какое сравнение с домашним концертом, который они дали "на четверых" с Кудрявцевым и Маталиным по окончании официальной части. Наверное, они сами не осознали, что это был концерт, но многочисленные зрители были в восторге и начали расходиться лишь в шесть утра :)
А теперь ждём 23-го и "Перекрёсток".

16.01.03
четверг
Адриан и Александр. Концерт-замещение в Перекрестке.

Анна Зайцева сообщает:
Посетила «Концерт-замещение» презентации нового диска Адриана и Александра. Совсем недавно казалось, что оный диск займет достойное место в компании Кельнского собора и Саграда Фамилия (как известно, когда они будут закончены, случится Конец света). Впрочем, на этот раз забрезжила надежда - наиболее талантливые и умелые в каллиграфии на коленке и в темноте зрители, смогли получить первые экземпляры диска. Он существет!
Шоу, как всегда, состоялось. На сей раз помимо привычно слепящих то зрителей, то исполнителей прожекторов, его дополнили и прочие световые и звуковые эффекты. Сначала показалось, что ребята были несколько уставшими, впрочем, довольно, быстро это ощущение прошло. Среди приятных и ставших уже обязательными сюрпризов: вручение подарков зрителям и Адриану (от Александра по случаю Дня рождения), выступление команды «Юных плагиаторов», Шура Суханов, Лева на губной гармошке, дуэт Снежаны и Адриана, исполнивших среди прочего песню Игоря Белого. Зрители, втянувшись в заданный витиеватый стиль изложения мыслей, требовали хитов.
Барышни, приведенные мною на концерт А&А второй раз, искренне покупаясь, аплодировали в разгар «Медного всадника», ахали, охали и выказывали явную готовность пополнить стройные ряды поклонников. Что и требовалось доказать.

19.01.03
воскресенье
Вновь умудренная часть 32-го собирается у Графа. На этот раз празднуют Крещение Ассоциации (когда-то давно 18-го января прошел первый совместный концерт основателей). Напиток "конвейн" уже не пьют, но отдают предпочтение "отверткам" и водке. Ко всеобщему изумлению вытащены даже Коблик с Анциферовой. 32-е было опять расслаблено, активно изучало на практике свежеприобретенную беловскую гитару. Случившийся мимо Дед Мороз подарил всем присутствующим ассоциантам по новогоднему подарку (часы-календарь-сайт), но узнав, кому и куда еще их придется развозить, грязно выругался и быстро слинял. До сих пор нерозданные подарки валяются вместе с мешком у Графа под кроватью.

23.01.03
четверг
Кудрявцев с "Последним приютом" - в "Перекрестке", в то время как Авилов, Антонос и Биличенко - в малом зале "Гнезда Глухаря".

26.01.03
воскресенье
Известная добрая женщина Каминская-Останина опять звонит Белому и зовет выступать в еврейский клуб (напротив ЦАПа, через речку). Совсем недавно ее оттуда увольняли (после концерта Белого и Городецкого), но, оказывается, на следующий же день позвонили в святой уверенности, что еврейских клубов без каминских-останиных не бывает, и водворили на место. Тем более, что и праздник очередной подкатил - Ту биШват (Новый Год деревьев). Организаторский талант Лены примахнул своими крылами даже вежливо-недоуменных Авилова с Антоносом; да что там - даже Духи притопали и торжественно разложили напоказ все свое хозяйство в фуршетном зале...
Зрители слушали 32-х устало, но с неподдельным интересом - барды выступали в конце общей длинной программы, шедшей, в основном, на иностранных языках - и, видимо, соскучились по знакомым словам. После выступлений всех присутствующих пригласили отведать праздничных плодов разных деревьев - всяких мандаринов там, огурцов, капустки квашеной... Тут более всех отличились Дух с Белым. Они и так к тому моменту были угреты гадким коньяком московского розлива - пока Антонос с Авиловым трудились, эти персонажи детских страшилок тусовались в одной из учебных комнат, пожирали сушеных рыбок, хихикали и разве что тряпок не жгли. А сейчас и вовсе чувство меры растеряли - залили весь стол вином, обменивались инжиром, приговаривая "а вот фигу тебе!" и в конце концов просто отдались на пару одному из плодов хлебно-пшеничного дерева. Потрясенные гости клуба не могли оторвать глаз, как они потом танцевали на дискотеке то, что им казалось фрейлехсом - распоясавшийся Белый даже увлек в свои дикие танцы антоносовскую жену... Хитрый Авилов, устроив возле столика Духа мини-концерт (а ведь у него в глазу блестело! я видел!), не в силах удержаться от традиций, налил Белому свой коронный посошок, после чего тот во дворике на пару с тем же Духом (sic!) обнимался и чокался с деревьями, радушно поздравляя их с профессиональным праздником. Дальнейшие же события теряются в смутной дымке амнезии даже для пишущего эти строки, и рука отказывается долбить по клавиатуре, тем более, что и спать давно пора.

25-27.01.03
суббота - понедельник
Олег Городецкий в Новосибирске и Томске.

На(та)шка сообщает:
Городецкий всем говорил, что едет в Н-ск, чтобы выспаться в поезде - мол, работа достала до глубины души... история умалчивает, достиг ли он своей цели по дороге ТУДА. Ибо ТАМ ему, как обычно гостям, спать позволяли мало. Такие вот звери сибиряки...

Началось все то ли 24-го поздно вечером, то ли 25-го рано утром... ну, кто виноват, что поезд прибыл в Новосибирск в 21:35 по московскому времени.
Городецкого, в отличие от Белого, встретили без эксцессов и до Городка тоже спокойно довезли (тьфу-тьфу-тьфу, чтоб традицией стало :))). И тут Белый решил то ли отомстить Городецкому за свое пребывание в Сибири, обильно сдобренное городецким присутствием, то ли просто дружеская забота это была, то ли хобби у них такое. Короче, Белый образовался в городецком мобильнике где-то посередине между очень ранним утром 25-го и не очень ранним утром 25-го. Энное количество времени они убили на эти заочные препирательства, доставив пару-тройку веселых минут сторонним наблюдателям этой сцены.

Не очень ранним утром на Новосибирском автовокзале было холодно. Поэтому автобус ехать никак не хотел. Катерина и Городецкий по такому случаю грелись портвейном (с утра - ненормальные!), а На(та)шка мрачно взирала на сие действо из-под надвинутой на мутные от бессонницы глаза шапки.
Часа через полтора все ж таки уговорили несчастный Икарус сдвинуться с места. На(та)шка проиграла Катерине вторую шоколадку за последние полмесяца, пытаясь определить, куда водитель направит автобус (см. похождения Белого в Новосибирске).
Крутейший сортир в Болотном Городецкий снисходительно осмотрел, но, судя по виду, турникетом не слишком впечатлился, сосредоточив внимание на местных чебуреках, из-за которых вся троица чуть не опоздала на автобус :).
По уже почти сложившейся традиции доползли до Ромы. Каждое появление на новом месте Городецкий сопровождал раздачей слонов, в роли которых выступали книжки Белого про Железного кота с адресными автографами автора.

Вечером был какой-то странный концерт в одном из знаменитых маленьких зальчиков Томска. Концерт был посвящен, естественно, памяти Высоцкого (25-е января все-таки). Из всего концерта запомнились только Городецкий с "Фаустом - Мефистофелем" и Ланкин с "Карнизом". Потому что размазали по стене, не дав ни малейшего шанса на жизнь.
Потом у Ромы в квартире было много людей и гитар. Пели песни, естественно, до полночи (а кто и до утра). И, естественно, на запланированный автобус проспали (хорошо хоть билеты не купили накануне). Потому что водки тоже хватало :)...
В час дня на томском автовокзале у На(та)шки в мобильнике проявился Тоша, который, выяснив, что все еще в Томске, обиделся и отключился со словами: "Убью всех! А потом обижусь!".

Всю обратную дорогу в автобусе Городецкий с Катериной рожали (или еще только зачинали :))) какой-то безумный глобальный проект, а На(та)шка временами выныривала из своего мигреноидного полузабытья и комментировала происходящее бредовыми репликами, к теме относящимися слабо. Каковые реплики Городецкий еще вынужден был переводить Катерине.
Честь доставить Городецкого с новосибирского автовокзала обратно в Академ выпала На(та)шке, потому что Катерина выпала из автобуса еще раньше и помчалась домой готовить посылки в Москву.
В итоге Городецкий со свитой прибыл к двери КСП НГУ за час до концерта. К абсолютно закрытой двери. Черной и безмолвной. Пришлось им с На(та)шкой целый час шляться, где придется. Но в конце-концов Олег Витальевич был-таки усажен в "красный угол" (ибо решили делать клубник) и даже ухитрился с грехом и матами пополам настроить гитару (то ли дело Белый - купил себе местную гитару - и проблем не знал. Правда, как он теперь в Москве с ней справляется, интересно знать :))). (В скобках заметим, что городецкая гитара была брошена в Новосибирске на произвол бедного бестелефонного мастера Владимира Брусенцова - так что это почти что еще одна традиция, однако :)).

На концерте присутствовал Вадим Казанский, который, по всеобщему убеждению, должен был находиться в Рейкъявике, но неожиданно возник в Новосибирске. Чему всеобщее убеждение только радо было :))))). Причем Вадик не только слушал. Периодически его просили спеть "вист" и Городецкий, ехидно улыбаясь, радостно вручал ему гитару. Вадик стоически терпел эти издевательства и даже отшучивался... вот только отыграться ему в ближайшее время не светит - на ближайшем концерте Вадика в Новосибирске Олег Витальевич вряд ли материализуется. Зрители требовали песен "московского поэта Олега Городецкого", но так почти ничего и не получили, за исключением посвящения Авилову. Но несмотря на это все остались довольны. Доволен остался даже Тоша, потому что напоследок все же сумел заполучить Городецкого к себе в гости и на радостях простил всех, включая неубитых до сих пор На(та)шку и Катерину. Порядка в его квартире с последнего визита высоких гостей, как ни странно, не уменьшилось. Впрочем, беспорядка тоже: до сих пор немым упреком На(та)шке возвышается в раковине гора посуды, оставшаяся с белых времен. В качестве "воспитательного момента" :))).

У Тоши все занудно поглощали какую-то еду и нервно поглядывали на часы в ожидании ужасной минуты, когда все же придется посадить Городецкого в машину и доставить на вокзал. Наконец хозяин и гость крепко, по-мужски, обнялись, без лишних сантиментов попрощались, и Городецкий был препровожден в Хонду, за рулем которой мирно отходил ко сну Леша Мокин :))).

На перроне было холодно, ветрено и неинтересно в компании дерганых проводников. Что не помешало На(та)шке по традиции смачно плюнуть вслед последнему вагону (хотя Городецкий ехал в седьмом и по совместительству первом).

Позже разведка донесла, что Городецкий был высажен из поезда в Казани. Но тут у него закончились деньги в телефоне и такого роскошного путевого смс-дневника, как по дороге в Новосибирск, увы, не получилось... :)

<< к архивному списку >>





© ТА "32-е Августа", 2000
web@master