Перейти к разделу События

Архив 07.02

28.06 - 09.07.02
пятница - вторник
32-е Августа на казанском фестивале "Айша" и на XXIX Грушинском фестивале.

Игорь Белый и Граф сообщают:

Собственно все началось с Айши. 32 там оказалось в составе Пучки, Королевой, Карпова и Белого. Неподалеку были замечены Граф с Джейн, Кузьмин и немного московского народа типа Маузера, Спейса, Саши Соколова, Духа, Паши Зеленина и т.д..... Главных запомнившихся момента два: единственные работавшие с акустическими гитарами и без звукоснимателей были 32-ые... Айша оказалась чисто бард-роковым мероприятием с кучей ментов и, второй неприятный момент, местной гопоты, обобравшей всех без исключения.... все лагери по крайней мере.. Карпов остался без штанов, Спейс, Маузер и еще некоторое количество нашего народу без рюкзаков и с порезанными палатками.. Ощущение премерзостное. У Графа пытались унести рюкзак прямо от палатки в которой он в тот момент радостно предавался плотским утехам, тот вылетел из нее в чем мать родила, чем несказанно испугал злоумышленников и те под громкие Графские вопли ретировались... Затем из Казани дружненько перекочевали славным купейным вагоном в Самару и далее к Майстрюковским озерам..... Первый день (вторник) на Груше был посвящен созданию пресловутого и столь некоторым неугодившего (особенно ворью) забора. Это произведение фортификационного искусства состояло из многих рядов веревки, строительной ленты и было снабжено примитивной сигнализаций из колокольчиков, кои впрочем были разворованы на сувениры...

Большой Бутерброд Кузьмин много сделал добра. Проспонсировал бардов, возил на машинке туда и обратно, вписал в огромную пустую квартиру... Как-то туда набилось сразу много народу с вокресенья и до понедельника-вторника - совмещенный санузел вечно был занят, повсюду болтались носки и полотенца. Белый проникся казанским пивом "Русское черное", радостно хлебал его и хвастался. Но душная ночь, комары и Радио Пучко в соседней комнате быстро снивелировали всю эйфорию. Днем кучками гуляли по Казани, графская сестра Галка выучила главное татарское слово "тундырма" - "мороженое" - и проблем с языковым барьером не ощущала. Пучко с Графом и Юлькой без присмотра залезли в древний татарский дворец и наковыряли оттуда мешок собачьих костей. С глубоким придыханием они уверяли всех, что кости человеческие и носились с ними, пока те им не наскучили, после чего припрятали где-то в чулане будущим жильцам квартиры для хорошего настроения.
Между Казанью и Сызранью Белый написал жалостливую песню про иероглиф. Вытащил Графа на перрон на одной из остановок и заставил слушать акапелла. Проходившие мимо новобранцы из соседнего вагона ошарашенно прислушивались.
В этом году власти фестиваля пытались устроить натуральную лестницу по Горе. Хотели конешно проложить от электрички до самого низа, но дотянули до середины, да и бросили в четверг. Всю пятницу и субботу зато натягивали на недоделанную лестницу плакаты с рекламой спонсоров. Но это было потом. А во вторник с утра, мы как сползли по этой лестнице (дальше традиционно жопой по песку), так и побежали бегом к месту лагеря, чтоб никто там раньше не встал. Оказалось, со смыслом - вокруг точки уже бродили люди и лесники. От лесников сразу же нашелся добрый привет - порубанные по всему будущему лагерю зеленые ветки и молодые деревца - есть-то всем хочется...

В скобках добавим, что штраф за одно деревце составляет одну тысячу минимальных окладов.... Так что вся зелень была немедленно с территории лагеря удалена.... Далее купались, расслаблялись в меру возможностей и пытались понять как будем строить лагерь... В превые дни, пока не приехал великий и ужасный Леша готовил Граф, благо запаслись на рынке свежей баранинкой, овощами и ни в чем себе не отказывали. Следующий день ознаменовался приездом если и не большинства то многих. В ход пошли заготовленные Белым бейджи. Вообще идея с бейджами себя оправдала... Даже столь дорожащие своей свободой Городецкий, Карпов, Авилов и Пучка приняли их спокойно и носили исправно :) Необходимость ношения бейджей проявилась особенно по ночам. Восемьдесят с лишним человек в лагере, из которых большинство и половины то до этого в глаза не видело.. В лагере стояли москвичи, питерцы, казанцы, новосибирцы, норильчане и даже такие экзоты как октябрята (а как еще назвать жителей Октябрьска?) в количестве десяти человек..... А поскольку, усилиями оргов и прежде всего начальника охраны Сергея Пасухина допуск в жилую часть лагеря производился только по бейджам....

В общем-то, ночами, благодяря мощной охране, бэджам и периметру, ничего ужасного и не происходило. Даже как-то обидно. Один раз лесники, правда, поймали одного подростка, но выяснилось, что он ползал вдоль нашей ограды с внешней стороны, а внутрь никак ему не пролезалось. С горя он порезал соседнюю палатку, оставленную без присмотра, но слишком громко ругался при этом. Другой раз наши стражники зачем-то поймали Оленьку Блинкину - набросились из темноты, ослепили фонарями и долго искали бэдж на ней до полного изумления. (Зато из гостей больше никто под забором не лазил).
Грушинские ночи, равно как и дни, слились в одни сутки. Днем - беготня по сценам, до Второго канала и обратно, какие-то вечные оргвопросы, бесконечная регистрация. Ночью - почти нонстопные "рыбьи" концерты. На этой "рыбности" - то есть полном отсутствии какой-либо озвучки костра - произошло даже несколько конфликтов с большими эмоциями и попраниями нагрудных знаков, но могло быть и хуже.
Где-то к четвергу-пятнице всем стало петь просто нечем. Особенно страдали тихоголосые, типа Белого...
В какой-то момент ночи четверга происходили три одновременных концерта 32-го - в лагере, на "Бакене Бардов" и на Втором канале - мобильники пищали, все сообщались и рулили.
На этой Груше, надо бы заметить, весьма возросло количество пьяного быдла из районных подростков. Отпускать женщин по тьме без сопровождения было просто нельзя, да и самим шататься что-то не тянуло. Вот Маша Булат как-то раз отвлеклась, расслабилась, добираясь до лагеря 32-го, так и не заметила аж целую толпу поклонников, которые, повизгивая, неслись сквозь кусты вслед за ней, пока не воткнулись в периметр и Сашу Соколова.
Пучко с самого начала была настроена пить и сидеть дома (в лагере). Что и делала целеустремленно, честь и хвала ей за это.
В субботу, едва не валясь с ног уже с утра, все же устроили Шляпу.
В воскресенье была Вешалка. Началась она из-за дождя с опозданием на час, в течение которого мокрый Белый булькал на пустой сцене Второго канала, развлекая четырех человек, видно из бывших водолазов.
Говорят, мы выпили больше 500 литров пива. Наверное, считали по пластиковым бутылкам в понедельник (Граф утверждает, что вынес 8 рюкзаков, зае...ся и остальные закопал потомкам в назидание).

В общем, Груша удалась..... не очень приятной получилась воскресная концовка, с принятием в 32 Дорохоревых, которые были вынуждены отказаться от членства по личным причинам что породило в последствии массу взаимных обид и непониманий среди членов ассоциации, но это не могло испортить общего впечатления.
Самое большие благодарности тем из ребят, кто помог сделать всю эту огромную работу по благоустройству и бесперебойной работе лагеря.

Спасибо Сергею Пасухину - начальнику охраны лагеря
Спасибо Алексею Евдокимову - главному повару лагеря
Спасибо Александру Соколову - за непередаваемую атмосферу ночного спокойствия
Спасибо Наталье Соколовой - за героический труд в боевых условиях
Спасибо Максу Жданникову (Чудо) - за вкусную и изысканную еду
Спасибо Паше Зеленцову - за крепостные стены родного дома
Спасибо Юлии Мезенцевой - за поддержку словом и делом
Спасибо Роману Шевченко (Шефу) - за бесперебойную воду и фирменные салаты
Спасибо Михаилу Кузьмину - за окультуривание лагеря и оврага
Спасибо Елене Бобровой - за красивый почерк
Спасибо Алексею Васильеву - за уверенность в общей победе
Спасибо Георгию Елиокумсу - за ощущение полной безопасности в окружающей тьме
Спасибо Даниле Швецу и Александру Рейтману - за отсутствие окружающей тьмы
Спасибо Андрею Семенову и Льву Левинзону - за помощь в жизни
Спасибо Наталье Липиной (Рыси) - за 30 литров воды за один раз
Спасибо Духу и Фонарю - за распространение доброго и вечного по разумным ценам

Жара, море пива, "дебошир" по ночам, концерты до утра, холодная Волга, и приятные люди вокруг. Обламывайтесь, неприехавшие :)


Письма из внутренней конференции 32-го Августа

Ольга Макеева:

Доброе утро, день, вечер, ночь...
Кажется, я добралась до родных Палестин первая...
Пишу исключительно ради того, чтобы сообщить, что все-таки безумно рада тому, что мне таки удалось выбраться на этот фестиваль и вообще я Вас всех люблю. Нежно.
Ольга.

P.S. Вчера весь вечер, стоило мне закрыть глаза, являлось лицо Белого-Координатора :))) Так вот ты какая, Белая горячка...


Адриан Крупчанский:

На первый-второй... В общем я тоже добрался.
и
коротко обо всем.
о хорошем.
1. ОГРОМНОЕ СПАСИБО КОМЕНДАНТУ!!! Граф, ты лучший.
2. Большое спасибо Пасухину, Барсуку, Белому и всем, кто организовал нормальную работу лагеря.
3. Спасибо Духу и Фонарю за распространение доброго и вечного по разумным ценам.
4. Спасибо 2К за предоставленное время.
5. Спасибо всем жителям 32-го лагеря - с вами было хорошо.

об остальном.
1. Звук.
2. Звук.
3. Звук.
4. Столб.
5. Концертов было мало (но это наверное к первым трем пунктам)
6. Зачем принимать в 32.08 людей не спросив их мнения? Чтобы они потом подходили и говорили, что вообще-то не очень хотят? Это у нас такое самомнение?
7. Жаль, что 32-е не звали с концертом на Чайхану, на Кольский, на 3-ю сцену. Ребята, кажется мы "пролетаем".

А вообще все было здорово. Много новых интересных людей... Где записи Ланкина достать? Ладно, собирайтесь - обсудим :) Обсуждать - это же не делать :)))


Сергей Косачев (Барсук):

Третий!
В общем мы тоже приехали, хотя и с небольшими потерями ( мой сменный водитель, Денис Ширяев, потерял в Мордовии права... в знак компенсации потери мордовские гаишники вручили нам пакет клубники :))
Всем огромное спасибо:
32-м за то что вы есть и даже иногда поете в лагере, а не только на сцене :))
Лехе Евдокимову и Максу "Чудо" за то, что на обратном пути меню в ресторанах казалось маленьким и убогим :))
Сергею Пасухину и Сане Соколову (а так же всем прочим со-ратникам) за мирное небо над головой.
Всем всем всем - за теплую компанию, хорошее настроение, теплый воздух, прохладную волгу...

Я был на данном мероприятии впервые и мне оно категорически не понравилось: вонь костров, рев быков, горы говна (как в прямом так и в переносном смысле)... Ребята! Какие мы с вами молодцы, что среди всего этого мы сумели создать себе такой замечательный праздник!!!
Я щастьлив!!!

Барсук


Юрий Ельский:

Большое спасибо 32-му за приют и гостеприимство, вкусную и горячую еду (когда успевали) и вообще
У вас было хорошо. Спасибо от живших у вас питерцев.
Ю.Е.


Александр Щербина:

Расчёт продолжается.
Добрался, отмылся, от очисток очистился и уже делаю вид, что работаю.

О самом главном довольно красноречиво, на мой взгляд, уже высказался братишка, младшенький. И про благодарности (+), и про лагерь (+), и про звук (-), и про Кольский (-)... Но хочется самому. Ещё раз.

ОГРОМНОЕ СПАСИБО ВСЕМ, КТО ГОТОВИЛ И ПОДДЕРЖИВАЛ ЛАГЕРЬ В ЧЕЛОВЕЧЕСКОМ СОСТОЯНИИ! Спасибо за охрану, порядок, еду, отношение к поющим :)
Такой грамотной организации у 32-го ещё не было.

По поводу пополнения. Сдаётся всё-таки, что до ритуального вопроса "А почему ты (вы) не в 32-м?" протокол следует пополнить вопросом: "А оно тебе (вам) надо?" - чтобы не ставить ни себя, ни вопрошаемых в дурацкое положение. Честно говоря, высказываясь "не против", я наивно полагал, что затеявшие этот приём в курсе чаяний и мечт принимаемых. Кажется, это хороший повод посмотреть на 32-е-себя несколько объективней. Я очень хорошо понимаю ребят, несколько обескураженных тем, что их забыли спросить о собственных взглядах на жизнь. Увы.

Как бы то ни было, Груша удалась и спасибо всем, кто этому способствовал (см. выше).

АЩ


Игорь Белый:

Привет, 32!

Я шестой :)
Добрался на Барсуке, чуть не помер от жары, но вот слегка оклемался.

В воскресенье вечером, перед Советом Стаи прошло оргсобрание по хозяйственным вопросам.
Присутствовали: я, Граф, Пасухин, Евдокимов, Макеева, Рыжая и кто подходил-интересовался.
Краткие итоги (если мы в следующем году тоже поедем на Грушу :):

1. Оформление людей в лагерь 32-го должно происходить более жестко - только заранее, через интернет и при личном звонке-встрече. Прежде чем вписывать людей в список - заранее поставить перед условием участия в охране и готовке еды/мытье посуды. Иначе не регистрировать. Если кто неожиданно падает на головы в процессе самой Груши - вежливо отказать, если это не особый случай. (Пример - Андрей Вязовов, который умудрился пролезть в лагерь в пятницу днем, поставить палатку без коменданта, и тут же смыться до поздней ночи. В охране он так и не помогал, кажется, чем сильно всех раздражал. С другой стороны есть пример бомжика Снегуса, который попросился жить в гостевой зоне за охрану главного костра в предутренние часы).

2. Необходима женская ипостась коменданта. Ибо так проще строить половину лагеря. Граф был и так на пределе своей корректности :)

3. В следующем году мы пробуем заранее связаться с Новобуянским лесничеством и заказываем у них деревянный сортир-скворечник с замком.

4. В следующий раз специально для охраны закупим 2-3 переговорных устройства типа "уоки-токи".

5. Озвучка на костре 32-го Августа отныне будет ВСЕГДА. Каждую возможную ночь и возможный день.

6. Полностью оправдала себя идея с разделением лагеря на две зоны - жилую и гостевую. Так же сохраняются 2 костровища: одно сценическое, другое - для охраны и резервной готовки еды.

7. Физический предел лагеря 32-го - 80 человек и 45 палаток. (В этот раз было 88 человек). Для онлайн-регистрации в лагерь устанавливается предел - 50 человек.

8. Ночью в лагере должно работать не меньше 6 газовых ламп, провешенных на разных опорных охранных точках. Если будет генератор, возможно даже использование нескольких обычных лампочек.

9. Почти оправдал себя периметр лагеря, состоящий из 5 переплетенных струн шпагата и двух строительных красно-белых лент. В следующий раз надо усилить нижнюю струну, пустив ее вровень с землей и укрепив колышками. (Для справки: периметр равен 200 метрам)

10. Для лагеря 32-го нужна штабная палатка-шатер крупного размера. Держать в ней всякое хозяйственное барахло, вписывать беспалатных гостей и хранить сейф. В сейфе желающие могут оставлять ценности на время Груши.

11. Как и в прошлом году, так и на будущее необходимы классические визитки со схемой лагеря и интернет-адресом. Чтоб раздать по пачке всему собществу 32 - и чтоб раздавали при случайных встречах со знакомыми.

12. Идея бэджей полностью себя оправдала. Бэджи служили охранным знаком ночью и днем на жилой территории лагеря, а с другой стороны способствовали неимоверному сплочению и братанию всех со всеми :) Тех, кто бэджей не носил, звали "эй ты" и подвергали остракизму.

13. При регистрации каждой палатке выдается большой и красивый бумажный номер, который вешается в удобном и видимом месте. В закрытый штабной реестр заносится список живущих в каждой палатке.

14. Каждый вечер, часов в 23-24, стоит проводить сбор оргкомитета - подбить итоги дня и прикинуть завтрашний день. Для этого тоже нужна штабная палатка.

15. Финансовый остаток после возвращения всех хозтрат - 2200 рублей.

Теперь что у нас с пополнением состава 32-го.
Действительно, вышел неудобный казус, неожиданно для всех. Никогда еще за всю историю 32-го такого не происходило - все потому, что еще никто не воспринимал 32-е, как что-то серьезное, требующее определенной общественно-творческой ответственности. А оказалось, что ребятки нас именно так и видят.

Чуть позже попробую провентилировать ситуацию, Танька Шехтман и Фокс, надеюсь, помогут.

ЗЫ. Действительно, всем спасибо! :) На этой Груше было только 2 места, в которых я чувствовал себя комфортно - 2 канал и наш лагерь.


Евгения Калина (Джейн):

>IB> Краткие итоги (если мы в следующем году тоже поедем на Грушу :):
>Игорь как всегда разложил все очень грамотно. Особенно про звук :)
>У меня правда есть несколько замечаний:
>
>а вдруг весь сортир сопрут? :)
придется поставить на сигнализацию. А еще придумать специальную сортирную песню. Если кому в сортир надо - пусть идет и поет. Чтобы все знали: свой человек идет в сортир. Хотя можно петь авилова... - пришла весна... :))
А если серьезно - поставить бы сортир куда-нибудь в самый дальний угол огороженной части лагеря... потому как овраг - это, конечно, хорошо и привычно... но огородить его - нереально, и уследить, похоже - тоже.
Кстати, по поводу...
Охрана лагеря была просто потрясающей... и организация... слов нет. Но более всего меня поразило мужество Белого и Графа.
Которые отстирывали сортирную тряпку. Тут уже не просто слов нет - низкий поклон, поклонение, приклонение и т.д. Восхищена.
>специально для охраны купить "уоки-токи"? это настолько необходимо?
>может есть более нужные покупки? И более простые способы связи
>охранников?
Ага. Веревками, например. Самый простой и действенный способ.

По поводу концертной деятельности хотелось бы заметить... У меня лично было такое ощущение, что все основные силы были направлены на внутреннюю организацию лагеря. А концертная деятельность ограничилась вторым каналом (не считая стихийно возникшего Бакена Бардов). Второй канал - это, конечно, замечательно. И 32 без второго канала на груше мне представить уже очень трудно. А еще сложилось такое впечатление (может быть, обманчивое), что в этом году на груше все концертные площадки были расписаны если не заранее, то в первые дни еще до официального открытия фестиваля. Может быть, вам имеет смысл в следующем году внести какие-то элементы организации и в этот процесс? Конечно, можно возразить: те, кому надо - сами придут. А те, кто не знает, что надо? :) В конце-концов, если 32 будет сидеть в своей каморке, то, как мне кажется, не скоро еще удастся официально подтвердить свое место на груше.

А вообще - все было просто замечательно.
На моей памяти - это одна из самых лучших груш. Кажется, даже лучшая. :))))
Целую всех,
Женька.


Константин Сумароков (Граф):

Привет всем! Вот и мы с Городилой, Хейн и далее добрались до Москвы.. Вроде последние:) Всем спасибо за теплые слова в мой и ребят работавших на благоустройство лагеря адрес.
Свои замечания и пожелания на тему организации лагеря 32 в следующем году на Груше выскажу когда высплюсь...
Благо появилось много новых мыслей... кстати, может я и поторопился, но с лесниками на тему деревянного сортира на следующий год я договорился:) Но будет он не в овраге... Овраг я предлагаю использовать под сцену 32.... Классный амфитеатр.... Подробнее завтра.... надеюсь....

Best regards,
Sumarokov


Татьяна Хейн:

Привет!
Мы, видимо, действительно добрались. Я даже успела выспаться, вымыться, прочитать конференцию, подивиться настойчивому желанию некоторых уважаемых членов 32_08 сказать гадость ближнему... и, по возможности, не одному...

Впрочем моя песня совсем не о том. Это была просто реакция читателя.
Спасибо! Вы такие замечательные, что даже хочется сказать "мы". Потрясающий лагерь. При достаточной жесткости и четкости его построения в нем было тепло и правильно. Когда хотелось пойти домой, ноги с маниакальной постоянностью несли на стоянку 32_08. В основном это к Графу (чисто ангел), но и ко всем всем всем...
Татьяна Хейн.


Маргарита сообщает:
Маргарита Каганова первый раз была в гостях у 32-го августа. Обычно она приезжала на Грушу не в гости, а просто так. Ну, как все. Только в гостях совсем другое дело!

Маргарита Каганова очень любила бейджики. Она пыталась рассказать великим бардам, как она любит бейджики, но барды ее не слушали - ведь они были очень заняты - они пели. Или пили. Или ели. Или рулили - в общем, у них всегда было много дел. Когда они рулили на Маргариту, то сразу спрашивали: где бейджик? И не дождавшись ответа, разворачивались восвояси. Маргарите Кагановой приходилось рассказывать другим, простым людям, как она любит бейджики. Но те тоже были вечно заняты - готовили еду, таскали воду и шагали вокруг палаток. Зато они сразу верили, что Маргарита любит бейджики, и тут же предлагали прогуляться на болото и вымыть на всех посуду.

А еще Маргарита Каганова очень любила заборы. Чем наворотистей, тем лучше. Она с детства любила перелезать через заборы, а когда стала взрослой старой матерщинницей, то полюбила эту забаву еще больше. Так что запутанный в лесу пестрый забор живо напоминал детство, и бодрый стук ложек за забором с громким призывом на обед напоминали Маргарите Кагановой пионерский лагерь, в котором она никогда не была, но о котором всегда мечтала. А окрики "Стой! Кто идет?" напоминали просто лагерь, в котором она тоже никогда не была, и о котором даже не мечтала...

А еще Маргарита Каганова думала, как хорошо, что у нее тоже есть друзья, которые очень ее любят. И как она позовет их в гости, и распечатает всем бейджики, пусть порадуются. И Маргарита представляла, как вот она включит телевизор или поставит кассетку и попляшет под веселую рок-музыку, а может, поболтает часок-другой по телефону, а друзья тем временем сходят за продуктами и приготовят вкусную еду, и вымоют посуду. А потом Маргарита Каганова сядет за клавиатуру или ляжет спать, а друзей поставит у двери, они не будут пускать в дом посторонних знакомых, и будет всем спокойно и хорошо.

Ведь только так и ходят в гости. Скажете, нет? Носите бейджики, да улыбнуться вам ночные прожекторы!

Маргарита Каганова. Гость.


Запись фрагмента Шляпной Мастерской в лагере ТА "32-е августа" на Грушинском-2002 приведена на сайте Ильи Кучернюка.



Паша Зеленцов сообщает,
источник - http://www.papa-razzi.ru

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ АЙШИ В ГРУШУ

Давно забытый привкус авантюры, почти не мигая, знакомо примостился на плече. А что, собственно, я хотел - с кем поведёшься, так тебе и надо! Живёшь так себе, по привычке считаешь себя лёгким на подъём, но как доходит до дела... Вот и этот раз не стал исключением. О, забыл малость, Паша я - фамилия такое. "Поведешься" - это никто иные как великолепные, неунывающие и неугомонные Соколовы! А это - начало истории, скорее даже предыстория...
Был день, была работа и было дело, пока...

Ну ты едешь?
Собственно, именно так это и прозвучало, всего спустя какую - то минуту после пустячно брошенного сожаления о практически пропущенной Груше... Ну забыл я, забыл, что это такое - Гру-ша, иже с ней, и как лёгкое подобие белого человека взял себе отпуск на август. Не тут-то было! Мигом напомнили, раздраконили, завлекли! И уже знакомая фраза - "ну ты едешь?" живенько напомнила мне, что такое на самом деле значит "легкий на подъем". Началась паника. Перенести отпуск за пару-тройку недель до отплызда, да ещё когда все графики согласованы и подписаны... И когда тебе так скромно намекают, что сам О'Карпов уже без пяти минут купил билеты...
Полчаса все боссы на ушах. Требую! Кричу! Молю... и вот долгожданный отпуск перенесён. Радостно воплю в эфир, что со второго числа я свободен как мышь в полёте, и слышу в ответ удивлённый такой голос Наташки:
- А ты что, на Айшу с нами не едешь?
Помаргивание моего привкуса авантюрки плавно переходит в нервное подёргивание, шея тоже не отстаёт! - Как, нафиг?!.
Скромно так шаркая ножкой заползаю к шефу...
- ШО, ОПЯТЬ?
- Хуже - у меня ножки, мне б домой! Вот тут ба... мне ба... ещё на недельку ба... раньше ба...
"...Небольшой кусок данного повествования удалён цензурой. Детям до 32-х строго воспрещается!.."
Потрёпанный, но не побеждённый, вырываюсь из обители зла, зажимая в кулаке заветный лист - ВОТ ОНО!!! Я свободен!!!
- Наташ, я еду!!!
Радостные возгласы, цветы, поздравления поклонников! И маленькими буквами в конце контракта "А теперь, если охота ехать в одном поезде с нами..."
- Всё классно, через 30 минут лови Карпова у касс на вокзале...
Закатив глазки, привкус авантюрки рублём валится с плеча! Занавес... поднимается...

Муха тоже вертолёт!
И кто сказал, что "шаха" не "Феррари", да если дверьми грамотно помахать, так и вообще за гы-лы-коптер сойдёт! И задачка-то, в общем, пустяшная - вторая половина дня, всего-то пол - города на моём пути от Савёловского, до Казанского, 25 минут полёта...
С глазами безумного сайгака влетаю в кассовый зал и... Вот тебе и раз - все те самые пол - города решили срочно купить билеты именно здесь и сейчас. Терпенье - то конечно залог успеха, вот только ссуды, похоже, временно не выдают! Разрываясь между желаниями сделать объявление, или буднично поорать всласть, выбираю увлекательный пеший тур по лабиринту из суетящихся тел...
Спустя так минут 15...
- Наташ, чего - то нетути ни Карпуш, ни Королёвых всяких там разных, - весь Казанский на уши поставил.
- Павлины говоришь? А на ЛЕНИНГРАДСКОМ смотреть не пробовал?
- "...здесь могла бы быть ваша реклама..."
Пять минут марафона по катакомбам и весь блеск Ленинградского предстаёт пред мои светлы очи! Да и народу, не то слово как поменьше! Ан фиг! Нет никого, и всё тут. Хоть на лысый камень от тоски вой!
- Наташ, не поверишь - нет их и всё тут! Может уже купили и ушли?
- Да, вроде не звонили. А ты везде смотрел?
- Да весь Ленинградский на теже уши поставил!
- Ага... Ленинградский говоришь... А у ЦЕНТРАЛЬНЫХ КАСС не смотрел?
- "...небольшая ода во славу Дерсу Узалая, плавно переходящая в стон..."
Ах время, время... Язык до Киева доведёт, говорите? Ну Киев - не Киев, а вот до тех самых центральных касс добраться оказалось совсем непросто. Но настырность тоже чего-то стоит - приставая к прохожим, да суетливо перебегая от места к месту, я таки наткнулся на здание, где кассы живут ажно в три этажа! Нервно так поглядывая на часы, и уже, практически, видя себя угрюмым и что самое актуальное ПЕШИМ ходоком, бредущим вослед весело удаляющемуся чух-чуху с друзьями, бардами и водкой, срочно решаю вернуться к плану номер "раз". Не откладывая идею в долгий ящик, подхожу к милой девушке и прошу сделать махонькое, но жизненно необходимое объявление... Становясь со скоростью вожделенного поезда значительно менее милой, девушка популярно мне объясняет, что я смело могу приниматься за исполнение плана номер "два" - то бишь блажить как потерпевший, бродя по бесконечным этажам... Как выяснилось, ну не делают они там объявлений и всё тут... Она всё говорила и говорила, я же начал искать под ногами недавно свалившийся привкус авантюрки - уж больно мне захотелось именно в этот момент отвертеть на пару-тройку оборотов ему голову. Не успел я с этими мыслями выползти из здания, намереваясь пополнить словарный запас проходящих вблизи гостей столицы, как наткнулся на угрюмейшее лицо, принадлежащее никому иному, как самому О'Карпову, и что-то вещающее неунывающей, хотя изрядно помученной Королёвой...

А вот пулемёт я вам не дам!
С опаской приблизившись к оживлённо жестикулирующему Саше, делаю попытку поздороваться и сохранить при том самый невинный вид. Что-то среднее между "не желаете ли кофа в постель" и "типа ничего, что вы опоздали!". И тут с превеликой радостью понимаю, что далеко не я гвоздь программы! Такое, конечно же только после меня, могло произойти только с Сашкой. Денёк его задался задолго до этого... Случилась ему дорога, да притом верхом на электричке. А вот кассу закрыли ровнёхонько перед ним. Мирно продолжая пять-ю-шествие до городу Москоу, ему даже в голову не пришло, что его будет пытаться оштрафовать несчастная контролёрша. Так, в пять секунд, наш горе-зайца превратился в Жопа-Всем-Контрам-Пришла-Блин! В довершении программы, ему посчастливилось разделить вместе с Танькой прекрасное бремя покупки билетов на всю кучу-малу. Всего каких-то часов пять-шесть шатания по толпам дружелюбных и приветливых людей и...
Вот примерно в этот момент я и подрулил, прямиком угодив в гущу обсуждения наших скорбных перспектив. А одна из них заключалась в том, что мы могли примитивно не успеть дойти к заветному окошку до закрытия касс. Что, собственно, чуть и не случилось.
Поднявшись наверх к занятой очереди, стали наперегонки вести обратный отсчёт оставшихся людей и минутков в авоське со временем. И вот три... два... один... УРА - мы дошли. Оставалось ещё 15 минут до закрытия и мы преспокойненько зашуршали списками, паспортинками и денеш-ш-шками. В результате этого ритуального танца, у нас на руках оказались вожделенные билеты до Зелёного Дола... Радостно доставая списки обратных билетов... мы понимаем, что кассы закрыли!
Ну если сказать максимально мягко, то это была всего лишь небольшая термоядерная бомба, а когда через полчасика взрывная волна укатилась и осела пыль, мы оказались стоящими у закрытого входа с ошалелыми глазами, листочками оставшихся банкнот в руках и... всеми билетами!!! МЫ СМОГЛИ!!!
Развозя завоевателей страны стеклянных окошек по домам, да и потом, уже очумело шуруя домой, я соображал - как же это я опять угодил в такую историю... Привкус авантюрки предусмотрительно парил вне пределов досягаемости булыжников.

Примерно так, или тронется, ещё чуть-чуть...
Вечер. Казанский вокзал, игра "а ну-ка отыщи", мыло на загривке, в общем всё как полагается. Мы, еле успев купить самую малость еды и пиффа, с облегчением наблюдаем, как с разных сторон стягиваются люди, шумно радуясь и нервно суетясь - до отправления поезда осталось не так уж и много времени
...
Так, опять! Определённо неисправим. Мы - это собственной персоной я, Павел по пачпарту, "Утрице Доброе" по сути, и Ольга Орлова... Вот, вроде теперь всё по местам? Разве нет?
Да, примерно так всё и начиналось. Запыхавшиеся, но непобеждённые Наташка и Сашка Соколовы, притудухавший Дух-Тудух, неизбежно надвигающийся, почти весёлый Карпов, всегда радостная Королёва и крайне серьёзно-рассеяная Пучко... Заваривалась каша. Загадочно вырулил из-за угла (посреди перрона) Биличенко, и так невзначай сообщил, что ехать-то он и не собирается, а пришёл так - попровожать! Вот те номер! Нормальный человек, да!? Это как же в Новый Год, да без ёлочки? Но тики клокали, и все этакой кучей-малой покатились в сторону нашего вагона. Вдруг откуда не возьмись...появился Антонос, и не долго думая, схватил Сашку Соколова вместе с рюкзаком да и понёс вдоль по Питерской! Но как мы все очень быстро узнали, он тоже решил нас покинуть - зашумели две полутолпы, одна половинка отбывающая, вторая шумно провожающая. То, что осталось между половинок, оказалось остальными обитателями вагона, с ужасом готовящимися к соседству...
Так и не дав Биллу с Антиносом докалякать какую-то штукенцию на своём пыльном стекле, поезд сделал от них ноги! Нам ничего не оставалось, как начать в отместку баррикадировать его недружелюбно мелкий столик маломальским количеством горюче смазочных материалов. И понеслась! Наконец-то было положено начало тому, что так и не смогло закончиться до самого... Да что там - практически до сих пор!

Караван вербёлдов быстрых.
Утро. Мало того, что оно в поезде, мало того, что в общем вагоне, мало того, что опосля тренировочного забега, и даже мало того, что оно первое утро моего отпуска, так оно ещё к тому и утро начала Велико Пути. Наверное именно так в надеждах, сидя в душном и пыльном офисе, я его себе и представлял.
Из удаляющегося поезда долго доносились, рыдания покинутых нами, и слёзы радости избавившихся от нас. Нам же предстоял нелёгкий труд излова зверька по имени автобус. Типичные ареалы обитания этих пугливых чучеств оказались пусты - кто-то спугнул их до нас. И пришлось бы нам так и насиживать горки рюкзаков, если б не седой караванщик, взваливший на своих железных верблюдов наш скарб.
Четыре машины и две бутылки пива - неравный бой! И пока мы стояли у же-дешного переезда, не рискуя нарушить сон, горе-бабки - повелительницы шлак-бума, пиво и покончалось. Невольный стон печали разбудил-таки бабку, и нам удалось продолжить путь, но уже в сухомятку. Таким вот караваном мы и выплыли на склон Айши...

А коровы-то летают!
Отдав дань погонщикам, мы расхватали свои закрюки и попилили вниз по склону. Молодецкий покрик, застиг нас где-то на полпути. Зелёное ушастое чудо, некогда бывшее Карповским рюкзаком, совершая вращательные движения, продефилировало мимо нас. С видом туповатых осликов, не отводя глаз следящих за морковкой, мы наблюдали, как зверушка уютно примостившись внизу, стала дожидаться хозяина. Сам хозяин оного, чинно шествуя гордо возвещал, что не царское это дело, ибо влом... Поверив на слово, но продолжая тащить свои поклажки (не всем же разом царить), мы поплелись дальше, в душе завидуя Сашке и хоть на пару минут желая тоже побыть корольками... Вот припомнить бы, кто подкинул монетку, да ещё так, что гордый профиль царствующего Карпыча в раз обернулся птицей дву... рогой! Жребий пал, точнее в него пал зверушковый рюкзак. Сашкин рёв наполнил всю Айшу вопросом - "Почему не предупредили, что тут коровы!". Всем враз расхотелось в короли!

Эй, дубинушка тудухнем или барды - отдайте колбасу!
Позади был ревущий Карпов, прямо по курсу спасительный лес! Думали не долго - во все стороны разбежались гонцы, якобы на поиски становища. Мы с Сашкой Соколовым и Духом аж до болота добежали. Но, как крайне быстро выяснили, оно высохло, а рядом нашлась ничего-так себе полянка-трущоба. На том и порешили. На цыпочках пробравшись к опушке, где в испуге покидали свои вещи, сообщили остальным, что мол так, да сяк, есть мол местечко неслабое... Похватав рюкзаки, стайкой мангустов, все ломанулись за нами! То что происходило дальше, более напоминало анекдот про муравьёв, которые перед началом грозы суетятся, закрывают входы норок в мурашильнике и негромко матерятся. Гордо озирая творения рук своих, участники регаты решили, что таперича и поесть бы недурственно.
Наверху в посёлке, была отличная столовка, но так как нужно было, "а" ставить лагерь и, "б" охранять его, решили отправить первыми пучок девушек, а самим заправиться сухим пайком и подождать своёй очереди. Никто не заподозрил подвоха, когда за палаточной суетой пара-Танек (Пучка с Королёвой) и кто-то ещё, удалились вверх по склону...
Тем времени мы, со всё теми же Сашкой и Духом, вооружившись пилой, топорянским и репшнуром, пошуровали колбасить лес - нужно было много дров и недетский пентагон. Но, после первого же деревца, поняли - не катит, и всё! Приняли единственно верное решение - накатить!!! Ещё по одной, и за дровами. Как же сразу всё начало спориться, и лес трещал, и дрова росли горой, и пентагон хоть и был немного квадратный и некузявенький, зато большой. Так утро стало превращаться в вечер.
А вот смены поесть, от оголодавших Танюш, все никак не было и не было. Из готовых палаток, к готовому пентагону выползали готовые ко всему люди! Загудело вече. И было решено - послать гонцов, дабы с боевым кличем "дурак, отдай колбасу и слезай" выдворить из столовой ненасытных бардов, и занять места остальным. Сказано - сделано! Пока вторая группа удалялась в гору, предвкушая сытный писчь, остаток лагеря пустился в дальнейшее обустройство. Не прошло и пятнадцати минут, как ленивым, сытным шагом к лагерю доползли Таньки. На ходу бросая топоры, тенты и палатки, оставив в пыльном облаке чихать ничего не понимающих Танюх, люди понеслись вверх по склону. Держа с Сашкой Соколовым пальму первенства марафона, и занося уже ноги на самую верхнюю точку склона, мы замерли от телефонного звонка:
- Э... Того, можете особо не спешить - бардьё всё выело! Закрыто тутати...
- "...Кажется первоначальный текст сводился к тому, что мы крайне рады возможности оценить все замечательные стороны методов самосовершенствования, базирующихся на целительном свойстве голодания, но почему-то дотошная птичка цензура покопалась и тут..."
Переглянувшись, и опустив занесённые над склоном ноги, решаем заместить голод телесный сытостью духовной...

Духъ - убийца!
Добывание пизчи духовной никака не подразумевало акт мародерства в Духовской палатке. Всё было гораздо проще. Что творят барды в свободное от поедания колбасы и пития пиффа время? Конечно поют! И вообще пивом не пои, дай только попеть. Вот именно это мы и застали, возвертавшись обратно. Пришёл вдрызг больной Мишка Кузьмин - срочно стали лечить, не отходя от костра. А лагерь тем временем рос и ширился, и особый уют процессу добавляла неспешная смена гитар и исполнителей. Так под треск костра и закат солнца всё плавно и превратилось в концерт. Лагеря вокруг шумели и бродили, радовали глаз костры, а напитки взяли моду подражать бардам - шли дуэтом, плавно сменяя друг друга. Вот тут-то, в очередной раз из ниоткуда, и проявился Духъ:
- Вы вообще то местный бальзамчик пробовали? - Да пока не довелось.
- Бульк... (Без лишних слов) ещё раз Бульк!!!
- Э... А он как вообще-то?
- А вы попробуйте... ну?
- Дело!!! (и тут, так щурясь, фокус перемещается на этикетку... чтоб меня украли - 45 раз вокруг ёлки!)
Но далее последовало...
- Ну лично я в таком виде его и не пью, а вот если его разбавить... водочкой, а то так он шибко крепкий.
Может чуть пораньше сигнал тревоги и успел бы прозвучать, может...
Последним эпизодом, воспринятым уставшим мозгом был практически нереальный вид - ТИХО поющая Пучко в окружении прикорнувших на пентагоне людей...

Утро добрым не бывает, или Вот так пещерный человек...
Как же сокрушался Дух, что не успел сделать к слёту значки "я ненавижу авторскую песню"... Вряд ли это пойдёт в какое либо сравнение с моим желанием нацепить огромный значок "Духъ - убийца!". Покуда, выползая из палатки, я озирался в поисках живительной влаги и материала для большого такого значка, лагерь уже ожил и набирал обороты. Прибыл Графушка. Спустя совсем малость и благородный дон Ларс удостоил нас своим присутствием. Как чёртик из коробки, из-за ближайшего дерева выскочил Маузер...
Поживившись гречкой, заправленной содержимым банки, уверявшей, что это рыба, я присоединился к общему мнению о необходимости посетить-таки разрекламированную столовку. Бардов вперёд решили не пускать!
И началось мучение по имени восхождение. Поначалу было скромное желание полежать на склоне часок-другой. Потом, остановиться тут же на вершине, и там же поесть в непонятного рода палатке - не тут-то было! На вершине холма поселился страшный зверь Хари-Мама. Он завывал из чёрной коробки с проводами и страшным названием "комбик", надеясь завлечь случайных путников себе на писчу. Наши желания были в чём-то схожи, но при том диаметрально противоположны и мы нашли простое решение проблеммы - притопили лесом-лесом полем-полем к заветному источнику яств.
- Такая большая домомучительница, и в такой маленький ящик?
Нет, кажись было не совсем так. А, вспомнил...
- Такая большая кафешка и в таких маленьких Танюх? Не влезет!
- А это что по - твоему? Вот, по - моему пустая, выеденная на корню бардами, столовка!
Примерно такой диалог и получился у нас с Наташкой перед большим амбарным замком на двери цели нашего путешествия. Жара, не особо лезущее пиво и пыльная дорога сделали своё дело - мы почувствовали себя индейцами. Первым это произошло с Соколовым. Ломанувшись в соседнюю дверь хозтоваров, он накинулся на мокасина по имени кроссовки! Уверяя его, что они не съедобные и украдкой сглатывая слюну, мы таки смогли его оттащить. На нашу радость, за углом был магазинчик всяких там едов разных, куда мы сразу же и двинули.
Спустя полчасика, вся наша компания притулилась на бетонной плите, и устроила пир... так себе пир. В место горы местных блюд и напитков, мы заполучили крабовые палочки и пакетик майонеза. Наверное именно так в далёком прошлом пещерные люди добывали себе из универсамов пропитание. Мал-мала поев, мы принялись за реализацию вторичной миссии нашего пять-ю-шествия - добывание из пещеры "пиво-воды" ценнейшего для лагеря топлива.

А склон как слон клонился...
Был бы путь наш тернист и крайне долог, кабы не добрый человек, посадивший пять человек (!) с одиннадцатью сумками топлива (!!!) в бедную копейку. Машинка кряхтела, тужилась, но везла нас к цели.
Имея при себе основную массу необходимого для счастья, и уже порядком приободрившись, мы, игнорируя будку зверя Хари-Мама, устроились в безымянной палатке-едальне. Добыв себе малость резиновой курицы, чипсов, мороженного и чая с кафой, мы открыли бутыль шампуньского...
Нет, не говорите, что я опять забыл... Что, говорите, забыл? Ну ладно, поверю на слово. Мы это Соколовы, Ольга Орлова, Дух-Тудух и скромный Я... А что там за намёки про алкачей, шампанское, а? Так вы не в курсе! У Соколовых в этот день была годовщина свадьбы, которую решили отпраздновать вечером, во время концерта. Ну теперь в курсе? Тогда продолжим...
Посидев перед решающим броском, перекусив и взяв разбег к вечеру, тронулись мы вниз по слону. Дабы облегчить себе жизнь и устрашить окружающих масштабностью лагеря, мы водрузили все баклажки на ореховый двухметровый дрын. Эффект был достигнут - окружающие в шоке, дрын трещит под тяжестью ноши, а мы строевым шагом, ну разве что не запевая на ходу, прямиком рулим в лагерь. Правда честности ради, придётся отметить, что далеко не все сумки были вечерним топливом, добрая треть была сувенирными фуфырьками друзьям в Москву, а ещё пакета четыре просто еда и кола. Но со стороны это смотрелось именно промышленными дозами горючего.
А лагерь продолжал шуметь и жить своей особенной жизнью и музыкальными метамарфозами Дуэт Пучко и Королёва вдруг превратился в дуэт Королёва и Белый. Потом вдруг Королёва превратилась в Карпова, а чуть погодя Белый стал Коноровым... Уютно!

Немного о программе.
Пока происходили все эти события, шла и странная жизнь фестиваля. Почему странная? Да потому, что не взирая на установленную программу, что - то, кроме Стинга и Шевчука, никого со сцены слышно и не было... Под конец второго дня, лениво и как то междусобойчиком случилось то, что после назвали отборочным туром. Как, и по какому принципу это произошло, никто толком понять не успел. А дело плавно шло к вечеру, начались концерты. Народ потихоньку стягивался к горе...

Децл лох!!!
Уютно расположившись рядом с Духовским торговым рядом, и изредка покрикивая "Эй народ не скупись, покупай звуко-пись...", мы готовились к вечернему концерту, а так же празднованию упомянутой свадьбы. Засуетились и барды, которых теперь можно было встретить практически в любом месте на маршруте лагерь-сцена. Надвигался вечер, а с ним близилось и выступление "ТА 32-е", а после и группы "Грассмейстер".
Честно говоря, из выступлений не "32-х", ярко запомнились только девушка с потрясающим голосом Екатерина Болдарева, и всё те же Грассы. Может это и предвзятость, а может и не совсем. По крайней мере не в одиночку об этом судить. В любом случае, концерт был весёлый и шумный. Гора гудела и светилась, люди вокруг пели и танцевали. В общем, всё как полагается! Единственное что задолбало, как бессмертный парашютист из того анекдота, так это совсем невкассовая постановка света. Хотя практически все исполнители умоляли немного пореже мигать и сменять цвета, всё равно заложенная программа долбила и долбила своё.
Как все мы и ожидали, "32-е" сделали всё на высоте. Начали программу одна за другой Тани, после вышел Игорь. А вот потом произошёл сбой и выступление ассоциации разбили. Карпыч убежал искать Конорова, и паузу забили Михаил Кочетков и коллектив девиц из Питера. Но всё же потом Сашка вышел на сцену. Правда и тут не обошлось без накладок. Организаторы мягко так намекнули, что не мешало бы немного ускориться, потому как по времени уже не укладываются в программу. И где же они были раньше!
Отыграв свои песни, барды стягивались к нашему месту дислокации. Пучко и Королёва, следом Карпыч... Вечер совсем переставал быть томным. Зажигая под Гроссов неслабый танец, зычным голосом Карпыч выдает бессмертное - "Децл лох - Ведерникова в президенты!". Но не проходит и пары минут как он оглашает - "Децл лох - Козловского в президенты!". Наташка тут же озвучивает общее недоумение - "Сашка, ты уж определись кого из них". Сашка определился вмиг - "Пусть будет два президента!". Просто и по королевски! Общим голосованием, под рэгги "игзгиб гитары жёлтой", заключили постановить - "Децл всё равно лох - Карпова в президенты!".

Бочка дёгтя...
Шумно и весело докатившись до лагеря мы застали... Улей. Самый настоящий улей - всё гудело как высоковольтные провода. Покуда мы зажигали на горе, наш лагерь самым примитивным образом обокрали. Только в нашем стане вычистили треть палаток. У кого-то просто утащили рюкзак, у кого-то документы и деньги. Закрытую на замок палатку Маузера прорезали. Из палатки, где спал (!) Ларс тихонько увели рюкзак вообще со всеми вещами. У Карпыча злые фетишисты стырили шмотки... И так можно перечислять очень долго. Вариантов было не особо много. Так как поймать никого, дабы отвести душу, не удалось, в сторону доблестной милиции поползла делегация...

Покемоны!
Выкатывая один за другим свои глаза из палатки, и вываливаясь вслед за ними, начинаю процесс пробуждения. Против обычного, выясняю, что я далеко не последний из восставших. Половина лагеря пребывает в состоянии спячки. Испив водицы и немного перекусив, приступаю к неприятнейшему занятию - снятие палатки и утрамбовке рюкзака. Плавно так, один за другим, ко мне присоединяются остальные жители лагеря.
И тут произошло забавное событие. Из принесённых милицией, найденных к утру вещей, извлекается... пластиковый баллон с молдавским домашним вином! Мало того, что грабители не просекли что к ним попало, дак ещё и милиция его вернула! Бывают ещё на свете чудеса. Не особо тормозя, Ларс тут же устраивает по этому поводу празднование, с применением всё того же вина, а оно, кстати, было просто превосходное. И, о чудо, народ сразу приободрился, засуетился, стал стягиваться к центру лагеря...
Тут-то и раздаётся через весь лагерь вопль Карпова - "ЛАРС, СЗАДИ!". Остолбенев, и уже приготовившись к падающему на череп дереву, или шершню, размером с большой каньон, Ларс с трудом оборачивается и... натыкается на чеширскую улыбку кришнаита! С довольным видом Сашка молвит - "Ну как, классного я тебе Покемона на день рождения подогнал?". Лагерь рушится на землю!
Кришнаит попался с чувством юмора и тоже неслабо с нами повеселился, а мы были настолько до слёз растроганы, что не стали выполнять давешний план. А план был прост - ловить по лесу Покемонов и отнимать у них тапочки, а то что ж получается, вроде кришнаит и в обуви - не порядок! Да ещё книжки за денешшку продают, а что ж, если у меня нет денег, то я так и останусь не просветлённым? Обидно, да...
Так под шутки-прибаутки мы и выдвинулись в сторону Казани...

Маршрутка - зверь редкий!
Добравшись единым броском до дороги, мило так устраиваем засаду в теньке и начинаем охоту на редкого зверька "маршрутка". Обязанности сразу разделились на занимающихся оживанием, после вчерашнего мероприятия, и активно бодрствующих, собственно и занятых изловом. Труд этот, как оказался, не прост. Всё время пролетали непригодные к передвижению зверьки "частник", либо фиг-меня-поймаешь-грузовик-я. Но на наше счастье пробегала мимо молодая и неопытная, а главное пустая, маршрутка.
То, как мы в ней разместились, больше напоминало банку шпрот - груды тел и рюкзаков. Бардам был отведён укромный закуток в корме, отделённый от посягательств частоколом рюкзаков. Я же имел неосторожность замешкаться посерёдь композиции - и поделом. Вот именно так я и проделал практически весь путь до Казани. Хотя я имел и некоторые преимущества, по сравнению с комаром в янтаре я мог хотя бы изредка шевелиться...
Таким образом мы доехали до цели нашего назначения - выделенной нам для проживания квартиры Мишки Кузьмина.

Эчпочмак в белом - это и есть 32-е!
Прибыв в Казань, первым делом решили добыть много нормального пропитания. Нет, на этот раз точно не забуду. Мы, это Таня Королёва, Наташа Соколова, Ольга Орлова, а следом и Духъ, Сашка Соколов, Ларс, и я.
Чем же на самом деле питаются барды? Этот вопрос мучил нас на протяжении всего пути к обиталищу разной еды - местному рынку. Пришлось прибегнуть к логике, а также углубиться в геральдические изыскания. Кормить нужно было не просто бардов, а бардов "32-го". Чем же принципиально отличаются вкусы "32-го" от все остальных. И тут наши взгляды упали на значки "32-го". Эврика! Что же такое треугольник? Это эчпачмак! Почему в белом? Да потому что в Белом! А почему в круглом? Да потому что в сытом! Так мы выяснили, что сытого Белого можно заполучить, поместив в него эчпачмак, а так как Игорь, собственно, один из основателей и часть "32-го", то таким же путём можно насытить и остальных бардов. Ура! Логика победила. Сказано - сделано.
Эдак через полчасика (по любому), были истреблены все запасы означенного яства на всём рынке. Довольные, мы стали суетясь добывать "тривиальную", не бардовскую, еду и живительное пиво. Правда, в процессе этого действа стали неудержимо таять запасы элитных треугольников. Дойдя до оптимальной точки баланса между запасённым пропитанием и уцелевшими эчпачмаками, мы двинулись к дому...

Хочется ругаться матом!
Нет, вот в этот раз я точно не стану перечеслять кто это "мы"... Проще упомянуть кого небыло. Белый, Пучко, Граф и ещё кто-то с ними свалили добывать билеты на поезд, а вот все остальные... Три комнаты. Мерное брожение людей из одной в другую. Дух, сидя на полу кухни, надо сказать на мягком полу кухни, потягивает пиво. Почему на полу - да потому что мебели нет как таковой... Вообще нет! Мимо проходил Сашка Соколов, тут же заполучивший предложение присоединиться... Закончив извлечение всяких спальников и пенок из рюкзака, вздумалось мне пойти умыться. Ну что ещё за картину можно было застать на кухне? Абсолютно все сидели именно там, А началось-то всё с безобидного Духовского предложения. Стены трещали, потому как количество люда было просто немереное. Забыв про первоначальную цель своего назначения, я естественно присоединился. И тут Карпыч, в свойственной ему манере, спокойно так выдаёт: "что-то хочется ругаться матом, вот просто хуй и всё!". Если кто-то ещё и стоял, или полусидел, то немедля обрушился. Думаю что наши дома всё таки крепче, чем нам виделось до этого - он не лопнул от взрыва хохота, хотя имел полное право.

http://www.papa-razzi.ru

<< к архивному списку >>





© ТА "32-е Августа", 2000
web@master